0655.ru

Справки онлайн
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Использование системы видеонаблюдения – нарушение законодательства о персональных данных

Использование системы видеонаблюдения – нарушение законодательства о персональных данных?

Системы видеонаблюдения используются для разных целей широким спектром лиц – начиная от торговых помещений и заканчивая государственными органами. Использование видеокамер для фиксации фактов нарушений не представляется чем-то принципиально новым – системы видеонаблюдения установлены на улицах, в многоквартирных домах и в торговых залах. Такая всеобщая распространенность заставляет задуматься о том, имеет ли правовую базу такое использование, а также каким объектом права является изображение человека на видео? Как соотносится использование видеонаблюдения с законодательством о персональных данных? Ответ – в нашем материале.

Использование системы распознавания лиц

Система распознавания лиц (англ. Facial Recognition) представляет собой технологию, которая сопоставляет лицо человека на изображении или видео с лицами в специальной локальной базе данных с целью идентифицировать его личность. Важно обратить внимание, что не все системы видеонаблюдения обладают технологией распознавания лиц.

Использование системы распознавания лиц применяется повсеместно.

В одном деле родители пожаловались на школу, которая обрабатывала персональные данные учащихся без получения на это согласия. В постановлении суд прямо указал, что «в связи с использованием системы распознавания лиц учреждение обрабатывает персональные данные посетителей, в числе которых его фотография. Цель обработки указанных персональных данных посетителей учреждения — идентификация лица при пропуске на территорию образовательного учреждения. Таким образом, в учреждении действует биометрическая система идентификации лиц, в том числе, несовершеннолетних, которая позволяет установить личность владельца пропуска по фотоизображению» (Постановление Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 24 июля 2020 г. по делу № 16-2185/2020). Законодательством Российской Федерации установлено, что несовершеннолетние не вправе от своего имени давать согласие на обработку персональных данных, в том числе и биометрических. Вместе с тем, закон о персональных данных не исключает возможность получения согласия на обработку биометрических персональных данных несовершеннолетних от их законных представителей (в соответствии с ч. 1, 6 ст. 9 и ч. 1 ст. 11 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»; далее – Закон №152-ФЗ). Однако в рассматриваемом деле судом не были установлены обстоятельства получения согласия родителей (законных представителей) учащихся на обработку биометрических персональных данных их несовершеннолетних детей. Суд отменил все постановления, дело было отправлено на пересмотр в районный суд.

К противоположному мнению пришел суд, рассматривавший спор в отношении МВД РФ, Роскомнадзора и Департамента информационных технологий Москвы, использующего системы распознавания лиц. Подробнее об этом деле, а также об утечках при использовании систем распознавания лиц читайте в нашем материале: СПЧ намерен подготовить в этом году концепцию по защите прав человека в цифровой среде.

Светлана Петропольская , совладелец юрфирмы URVISTA и школы юридической практики URVISTA SCHOOL, эксперт МГО «Опора России», арбитражный управляющий:

«В судебной практике имеются примеры дел о признании незаконным применения технологии распознавания лиц в системе видеонаблюдения. Одно из таких дел было освещено СМИ. Например, дело гражданки П.: суд вынес решение не в ее пользу, обосновав свою позицию тем, что система видеонаблюдения хоть и использует технологию распознавания лиц, но не позволяет установить личность гражданина.

Кроме того, суд сослался на тот факт, что в ГАС «Единый центр хранения и обработке данных», который является оператором, нет ни персональных, ни биометрических данных граждан. И основная задача системы сводится лишь к сопоставлению полученного с видеокамер фото с изображением, которое имеется у правоохранительных органов.

Соответственно, суд в своем решении указал, что видео с камеры наблюдения не являются персональными данными, а значит, что при осуществлении видеосъемки не требуется письменное согласие лица на их обработку. Таким образом, данное решение фактически позволило властям наблюдать за гражданами через систему распознавания лиц.

Однако суд, на мой взгляд, до конца не разобрался в данном вопросе и четко не аргументировал, почему изображение человека, полученное с камеры видеонаблюдения, не относится к персональным данным. Поэтому вопрос соблюдения законодательства о персональных данных при обработке изображения человека, полученного с камеры видеонаблюдения, является открытым и неоднозначным».

Использование системы видеонаблюдения в торговых залах

Предприниматели, осуществляющие реализацию своих товаров в торговых залах и других общественных местах, совершенствуют системы видеонаблюдения с целью повышения качества обслуживания покупателей. В широком смысле видеонаблюдение используют для борьбы с кражами и мошенническими действиями. Однако, как отмечают эксперты, прослеживается тенденция к применению таких систем, выходящее за рамки указанных вариантов – например, контроль за заполняемостью торгового помещения с целью равномерного распределения занятости сотрудников магазина.

На мероприятии «Ритейл в России: время дискаунтеров и маркетплейсов» ИД «Ведомости» коммерческий директор бизнес-рынка МТС Андрей Зименков рассказал об использовании компанией видеоаналитики в розничной торговле. С помощью этой системы ведется подсчет таких параметров, как количество посетителей, производится идентификация сотрудников по форме одежды, фиксируется время подхода сотрудника к клиенту. По данным эксперта, такая система позволила снизить время ожидания клиентов в пике, а также продемонтрировала эффективность в борьбе с фродом.

ВАЖНО ЗНАТЬ

Обращаем внимание, что согласие на обработку персональных данных должно быть составлено отдельно от других видов соглашений. Более того, предпроставленные галочки на согласие на обработку персональных данных можно трактовать как нарушение закона – с 1 марта законодательно закреплены положения, что молчание и бездействие субъекта персональных данных не является согласием на обработку (ч. 8 ст. 10.1 Закона №152-ФЗ).

В случае установки в торговых залах систем видеонаблюдения для анализа покупателей законодательство о персональных данных может быть применимо в зависимости от того, как именно осуществляется анализ, считает юрист CMS Russia Владислав Елтовский. Если, к примеру, камеры установлены для того, чтобы определять заполняемость помещений в различные периоды рабочего времени, популярность товаров, размещенных в определенном отделе торгового зала, либо степень привлечения внимания потребителей к определенной продукции, то в этом случае через камеры не собираются персональные данные, так как такие записи не направлены на идентификацию физического лица или привязке его изображения с определенными данными. Иными словами, осуществляется обработка обобщенных, а не конкретных данных, привязанных к какому-либо лицу.

Но если же камеры установлены для идентификации конкретного лица, например, для того чтобы понимать предпочтения и поведение конкретного покупателя, к примеру, если он был идентифицирован через систему лояльности, то такие записи уже будут являться персональными данными, отмечает эксперт. В этом случае для законного использования компаниям необходимо получить согласие от соответствующих клиентов.

Таким образом, для обеспечения законного использования видео-анализа торговых залов необходимо на стадии внедрения определить цели и пределы использования полученных данных, заключил Владислав Елтовский. А затем, исходя из желаемых операций с данными, уже необходимо определять те юридические меры, которые могут быть необходимыми с точки зрения законодательства о персональных данных.

Читать еще:  Суммированный учёт рабочего времени (СУРВ). График, расчёт, правила

Видеокамеры в многоквартирных домах

Системы видеонаблюдения используют не только государственными органами и частными предпринимателями, но и жителями многоквартирных домов для защиты частной территории дома.

В одном деле собственники квартиры пытались добиться от ТСЖ демонтажа камер видеонаблюдения и выплаты компенсации морального вреда, считая такую установку и организацию видеонаблюдения незаконными, нарушающими их личные права на тайну частной жизни (Определение Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 19 ноября 2019 № 88-100/2019). Ответчик вину не признал, указав, что видеокамеры были установлены на основании решения общего собрания собственников помещений многоквартирного дома, в сторону квартиры собственников квартиры видеокамеры не направлены, и входная дверь квартиры не попадает в зону видеофиксации. Восьмой кассационный суд общей юрисдикции оставил без удовлетворения жалобу истцов, определив, что суды нижестоящих инстанций обоснованно не усмотрели в действиях ответчика нарушения прав на неприкосновенность частной жизни и защиту персональных данных. Свое решение суд обосновал позицией, согласно которой право истцов не было нарушено, поскольку установленные ответчиками камеры видеонаблюдения не способны фиксировать состояние внутренних помещений квартиры истцов, а факт размещения в общедоступном месте камер видеонаблюдения не является деятельностью по обработке персональных данных.

В другом похожем деле суд также не усмотрел в действиях ответчика – установление камер видеонаблюдения – нарушения положений законодательства о персональных данных (Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 27 января 2021 по делу № 88-235/2021, 2-4082/2019). Третий кассационный суд общей юрисдикции определил, что установка видеокамеры на фасаде дома с направлением на придомовую территорию не свидетельствует о совершении действий по хранению, использованию, распространению сведений о частной жизни истца. Представленные в материалы дела доказательства в виде фотографий фиксируют факт установки камеры, но не подтверждают, что за истцом и членами его семьи велось постоянное видеонаблюдение со стороны ответчика. Суд посчитал, что если видеокамера установлена с целью обеспечения сохранности имущества, а ответчику доступен только тот объем информации, который доступен обычному наблюдателю, то установка такой камеры права истца не нарушает.

Таким образом судебная практика демонстрирует следующий подход. Использование системы видеонаблюдения в многоквартирном доме не является деятельностью по обработке персональных данных, в связи с чем установка таких систем не попадает под положения Закона №152-ФЗ. Тем не менее, в некоторых ситуациях установка камер видеонаблюдения может быть признана незаконной – например, если их установка не была согласована на общем собрании собственников (Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 12 февраля 2020 № 88-2343/2020 по делу № 2-344/2019). Однако такие споры выходят за рамки вопроса о соотношении использования систем видеонаблюдения и соблюдения законодательства о персональных данных.

​Киоск развернули на 180°. В Прикамье НТО могут вернуться на придомовую территорию

​Киоск развернули на 180°. В Прикамье НТО могут вернуться на придомовую территорию

Региональное правительство готовит поправки к закону «О градостроительной деятельности в Пермском крае». Как сообщили в пресс-службе ведомства, изменения позволят регламентировать размещение нестационарных торговых объектов (НТО) на территории многоквартирных домов через правила благоустройства в каждом муниципалитете.

Если изменения одобрят, то появится возможность устанавливать киоски во дворе дома при наличии на соответствующей дворовой территории основных ее элементов и в случае соответствия их размещения требованиям законодательства России. Размещение НТО на частной земле, где разрешена коммерческая торговля, станет возможным при изменении правил благоустройства, а также согласовании внешнего вида объекта и создания комфортной среды на занимаемой территории.

Вместе с тем глава Прикамья Дмитрий Махонин поддержал предложение краевого министерства промышленности, предпринимательства и торговли, которое касается внесения изменений в постановление регионального правительства о разработке и утверждении схемы размещения НТО. В перечень разрешенных НТО будет добавлен дополнительный вид – фудтрак (кафе-фургон с мобильной кухней для торговли едой и напитками быстрого приготовления). Сами рестораторы ждут возможности развивать сеть фудтраков. Потребность в местах под них есть не только в центре города, но и в отдаленных районах.

Еще одна позитивная поправка для киоскеров коснется НТО в сельских местностях: им дадут возможность свободно использовать специализацию «Продовольственные товары». Также среди предложений мипромторга разрешить продажу горячих напитков в НТО, расположенных на тротуарах, наравне с холодными напитками и мороженым. В 2018 году это также было запрещено.

При изменениях власти ждут от предпринимателей встречного шага, в частности готовности обновлять торговые объекты. «Мне как жителю Перми хотелось бы видеть красивый город, а не исписанные и уже морально и технически устаревшие киоски. Это вопрос не только к предпринимателям и чиновникам, он вообще касается темы долгосрочной политики по развитию малого и среднего бизнеса. Если мы говорим, что заставляем привести внешний облик НТО в необходимое соответствие правилам благоустройства, то нужны какие-то гарантии существования этого объекта, со сроком окупаемости. Нам бы хотелось иметь честное сотрудничество с бизнесом, основанное на взаимном уважении», – подчеркнул Дмитрий Махонин.

Как это было.

Противостояние властей и собственников НТО началось при прежнем губернаторе края Максиме Решетникова. По задумке экс-главы региона, центр города от киосков необходимо было очистить. «Мы не построим город, интересный с точки зрения цифровой экономики, где станут проводиться мероприятия мирового уровня, откуда не будет уезжать молодежь, если он будет ориентирован на рынок и на барахолку. Пора уже переворачивать эту страницу», – заявлял в прошлом году Максим Решетников.

Если говорить о Перми, то места в Схеме размещения НТО на муниципальной земле были сокращены более чем в два раза: с 1275 в 2016 году до 570 в 2018 году. Несмотря на то, что затем схема пополнилась практически до 700 мест, их было недостаточно. Только по нормативу в городе должно быть порядка 820 точек. Сейчас администрация города продолжает выставлять места под НТО на торги. Часть лотов, разыгранных летом, осталась не востребована предпринимателями. Аналогичные процессы по сокращению мест под нестационарную торговлю на земле муниципалитета прошли также Добрянском, Чайковском и других округах.

Наряду с сокращением предложения в марте 2018 года вступил в силу запрет на размещение киосков на придомовой территории. Ограничение поставило под вопрос существование многих собственников ларьков. Проблемы возникли и у ТСЖ, которые сдавали землю в аренду, а на вырученные средства решали вопросы местного значения.

Запрет на свободу предпринимательства стал поводом для судебного разбирательства. Предприниматели и представители ТСЖ смогли оспорить норму в краевом суде. Однако власти подали апелляцию в Верховный суд, в итоге решение первой инстанции было отменено.

Читать еще:  Понятие и классификация обязательств. Исполнение обязательства

Наряду с этим пермяки обратились в Конституционный суд (КС) РФ с жалобой на необоснованность запрета на установку киосков. В декабре КС выдал определение, где подтвердил, что органы местного самоуправления не могут, вопреки их конституционному предназначению, самостоятельно вводить несоразмерные ограничения «нестационарки» на придомовой территории. Решение стало катализатором для возобновления дела в краевом суде. Истцы снова просили признать недействительными правила благоустройства в части запрета на размещение нестационарных торговых объектов на придомовой территории и другие требования к киоскам, дублирующие уже существующие ограничения. Кроме того, пермские предприниматели настаивали на том, что часть положений городских правил благоустройства идут вразрез с нормативными актами вышестоящих органов. На этот раз свои требования они подкрепили определением Конституционного суда. В результате краевой суд вновь встал на сторону предпринимателей и ТСЖ. Решение устояло и в апелляции.

Стоит отметить, что на фоне споров о правомерности размещения ларьков на придомовой территории в регионе были введены штрафы за нарушение правил благоустройства. До декабря 2019 года штрафы взимались по ст. 6.7.1 Закона Пермского края «Об административных правонарушениях в Пермском крае». Поправки в закон, установившие штрафы за нарушение правил благоустройства при установке НТО, были оспорены и отменены по решению Пермского краевого суда. В дальнейшем статья 6.7.1 была исключена из Закона об административных правонарушениях и внесена новая – ст. 6.15. Новые поправки инициировал глава Перми Дмитрий Самойлов.

За размещение киоска на придомовых территориях либо на земельных участках, на которых размещение таких строений не допускается, предусмотрены штрафы: от 2 до 5 тыс. рублей для граждан, от 10 до 40 тыс. рублей для должностных лиц, от 30 до 250 тыс. рублей для юридических лиц. Только в Перми за два года с киоскеров взыскали 7,2 млн рублей за незаконное размещение павильонов на придомовой территории.

Кто должен косить траву за забором частного дома

Забота о земельном участке лежит на плечах собственника.

Помимо хлопот на кровных сотках существуют обязанности облагораживать границы участка с внешней стороны, за забором.

Когда административные лица нам вменяют в обязанность следить за территорией общего пользования, убирать мусор, косить траву за забором, грозясь штрафами, возникает вопрос, а с чего это вдруг?

Кто должен косить траву за забором частного дома и на сколько метров распространяется такая обязанность, разберем с точки зрения закона.

А также узнаем, могут ли привлечь к ответственности и «влепить» штраф, если вовремя не скосить траву за забором.

Обязан ли я косить траву за забором своего участка – что говорит закон

Приобретая права на участок мы приобретаем и обязанности.

Но одно дело, платить налоги и коммунальные платежи за свои владения, а другое – отвечать за чужую общественную землю, которая по праву принадлежит кому-то другому.

Итак, что говорит закон об обязанности покоса травы за территорией земельного участка.

Градостроительный кодекс РФ

Пункт.37 ст. 1 Градостроительного кодекса содержит понятие «прилегающая территория». Это территория общего пользования, которая прилегает к образованному и зарегистрированному по правилам кадастра земельному участку.

Границы прилегающей территории, а также необходимость следить за прилегающей территорией определяются местными правилами благоустройства.

За прилегающей территорией ухаживает собственник (арендатор) земельного участка.

Акты местных властей

Законы субъектов, а также акты муниципальных образований предписывают собственникам земельных участков следить за порядком прилегающей территории. Причем в каждом муниципалитете могут быть свои правила.

Так, к примеру, по правилам благоустройства Воронежа (от 19.06.2008 г. № 190-II) собственники частных строений в черте города обязаны следить за прилегающей территорией – убирать, косить траву по периметру огражденного участка, либо в створе, на расстоянии 5 метров.

По правилам благоустройства муниципалитета Ярославля, (решение от 30 января 2004 года N 306 с изменениями на май 2019 года) уход за зелеными насаждениями включает покос травы (высота травостоя не должна превышать 15 см).

Чтобы выяснить нужно ли вам косить траву за забором собственных владений и на каком расстоянии обращайтесь к актам местного законодательства.

СП 82.13330.2016 (Благоустройство территорий. Актуализированная редакция СНиП III-10-75) устанавливает, что во время вегетационного периода (с апреля по сентябрь) косить траву необходимо еженедельно, а в период интенсивного роста – аж дважды в неделю (при этом высота скошенной травы должна быть не ниже 3-4 см). Это касается спортивных и партерных газонов.

Своды норм и правил носят рекомендательный характер. Однако все остальные правила благоустройства, утверждённые законами властей, основываются именно на этих рекомендациях.

Уставы и прочие правила

Неважно к какой категории земель относится ваш участок, он может быть частью деревни, СНТ или находиться в черте города. В любом случае, есть установленные местные уставы и правила, которые следует соблюдать.

Например, в Уставе СНТ могут прописать обязанности, косить траву возле забора до границы с дорогой. Это расстояние может достигать 30 метров. Но, как правило, расстояние прилегающей территории к частному участку, касательно покоса травостоя не превышает пяти метров.

КоАП – ответственность за не скошенную траву

Итак, мы выяснили, что существуют определенные предписания местных властей, которые касаются размера прилегающей территории к забору частных владений, а также правил ухода за этой территорией.

А что будет, если траву за забором не косить, и кто имеет право привлечь за это к ответственности?

Должностные лица местной администрации обязаны контролировать выполнение законов. Помимо КоАП России, в каждом районе действуют местные КоАПы, которые предполагают ответственность за нарушение.

Но, практически во всех регионах нашей страны, прежде чем оштрафовать за то, что трава возле дома не скошена, обращаются с предупреждением (как письменным, так и устным). А затем делают фотосъемку и материалы отправляют для дальнейших разбирательств.

КоАП России ст. 19.5 предусматривает штраф за несоблюдение правил благоустройства, для физических лиц – до 500 руб., для юридических до 20 000 руб.

Уплата штрафа не освобождает от обязанности косить траву за забором частного дома.

Мы выяснили, что косить траву за забором частного дома обязан собственник (или его представитель), так как территория за забором относится к прилегающей территории.

А для того, чтобы понять, на какое расстояние простирается прилегающая территория (дабы не скосить лишнего), читайте акты местных властей.

Шлагбаумы во дворах: законно ли это и как их установить?

Многие жители Краснодара сталкивались с проблемой невозможности проезда, а в иных случаях и прохода по территории жилых комплексов или отдельных многоквартирных домов. И дело даже не в том, что, как правило, все пространство заставлено автомобилями жильцов дома (что, в принципе, тоже ненормально, но и неизбежно), а в том, что проезд попросту перегорожен: в лучшем случае шлагбаумом, в худшем — бетонными блоками или чем-то еще.

Читать еще:  Что делать, когда банк продал кредитный договор другому банку?

Шлагбаум — норма для частной собственности или предприятий с особым пропускным контролем. Но как регулируется его установка на придомовой территории в описанных случаях?

С точки зрения жильцов многоквартирных домов, которые по вечерам наматывают круги, чтобы припарковать свой автомобиль у своего же дома, установка шлагбаума — выход из положения, позволяющий избавиться от «посторонних» автомобилей. Да и вообще, психология человека заставляет действовать его таким образом, чтобы оградить от посторонних свою зону комфорта, коей в данном случае является автомобиль, двор, детская площадка.

Реакция других жителей условного микрорайона, как правило, противоположна. Шлагбаум установлен — свобода ограничена. В Конституции, например, прямо говорится о свободе передвижения, многие даже знают номер соответствующей статьи (статья 27 Конституции РФ). И действительно, дело тут не в точке зрения, а в законе.

Кто, где и на каких условиях может установить шлагбаум

С 2004 года в России действует Федеральный закон № 189 и Жилищный кодекс, полномочия которого определены Федеральным документом. Статья 36 второго объясняет практически все хитросплетения с установкой и демонтажом таких препятствий. Устанавливать какие-либо объекты может только собственник на своей территории. И именно Жилищным кодексом определяется процесс передачи придомовой территории в собственность жильцов жилых комплексов и отдельных многоквартирных домов.

Жильцы дома имеют право:
— коллективным решением обозначить границы придомовой территории;
— проголосовать;
— направить в административные органы документ с решением, принятым большинством голосов (51% и более);
— дождаться решения кадастровых органов администрации.

Если решение положительное, то за жителями («дольщиками») закрепляются и подтверждаются кадастровые границы участка согласно статье 26 Федерального закона № 122. Вот теперь они имеют полное право проголосовать за установку шлагбаума.

О чем нужно знать перед началом работ

Если не менее двух третей от общего числа жильцов согласно пунктам 1–3.1 части 2 статьи 44 ЖК РФ проголосовало за, можно приступить к монтажу искусственного препятствия согласно, опять же, исключительно техническим требованиям к установке. На данном этапе желательно привлечь специалиста в области благоустройства территорий, потому что требований, которые нужно при этом соблюдать, довольно много.

«В соответствии со статьей 36 Жилищного кодекса Российской Федерации собственникам помещений принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, в том числе земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства.
Границы и размер земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, определяются в соответствии с требованиями земельного законодательства и законодательства о градостроительной деятельности.
С момента формирования земельного участка и проведения его государственного кадастрового учета земельный участок, на котором расположены многоквартирный дом и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества, переходит бесплатно в общую долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме.
Решение об установке ограждений земельного участка, установке шлагбаума необходимо принимать на общем собрании собственников помещений многоквартирного дома.
Вместе с тем необходимо отметить, что установка ограждения или шлагбаума не должна противоречить действующим градостроительным и противопожарным нормам и правилам. Также элементы ограждения не могут размещаться на межквартальных проездах.
Преграждение проезда во двор возможно при организации круглосуточного дежурства охранника у шлагбаума или иного оповещения для обеспечения свободного доступа пожарных машин и спецтранспорта медицинских служб скорой помощи.
Порядок оплаты за эксплуатацию средств ограждения определяется на общем собрании собственников помещений многоквартирного дома», — прокомментировали порталу Юга.ру в администрации города Краснодара.

Чтобы установить искусственное препятствие в виде шлагбаума или иного заграждения, нужно:
— составить техническую документацию объекта;
— утвердить смету на установку объекта, зафиксировав в протоколе собрания жильцов;
— направить протокол собрания жильцов с указанием технической документации и подробной схемы участка на одобрение в администрацию города, орган ЖКХ, МЧС и ГИБДД.

После одобрения всех без исключения вышеупомянутых структур можно приступать к монтажу.

Установили. Теперь можно документально подтвердить законность перекрытия территории. К сожалению или к счастью для остальных жителей микрорайона, этот шлагбаум будет стоять, а посягательства на него будут преследоваться по закону.

Что ждет жильцов дальше

МЧС вправе отказать в установке шлагбаума по статье 23 правил пожарной безопасности, которая гласит: «Дороги, проезды и подъезды к зданиям, сооружениям… должны быть всегда свободными для проезда пожарной техники, содержаться в исправном состоянии, а зимой быть очищенным от снега и льда». Как правило, именно эта статья является аргументом в отказе установки препятствия, а также базой для жалоб граждан на сооружения в виде шлагбаумов.

Недовольные наличием шлагбаума граждане имеют право потребовать у «огородившихся» документы на право его установки, а именно:
— выписку из кадастровых документов о конкретном участке земли;
— протокол собрания жильцов о принятии решения установить шлагбаум;
— технические документы на объект;
— разрешительные документы на установку от администрации города, ЖКХ, МЧС и ГИБДД.
Если даже одного из этих документов нет в наличии, желающие имеют право обратиться в соответствующие органы с требованием устранить искусственное препятствие.

Даже если объект установлен законно, зачастую в процессе его эксплуатации происходят изменения, преобразования, всевозможные «мутации». Чтобы предотвратить в общем справедливые возможные претензии, нужно знать и исполнять следующее:

  • объект не должен препятствовать проникновению на огороженную территорию инвалидов-колясочников, велосипедистов, детских колясок;
  • объект должен в любое время суток обеспечить беспрепятственное проникновение специальной техники пожарной, медицинской, газовой и жилищно-коммунальной служб;
  • объект должен быть оснащен необходимыми элементами защиты пешеходов и имущества, то есть не наносить вреда при срабатывании.

Граждане, принявшие решение отгородиться от мира, должны понимать, что, например, при наличии препятствия проезду противопожарной техники, транспорта полиции или медицинских служб сотрудники вправе устранить препятствие любыми подручными средствами без уведомления собственника, то есть снести шлагбаум (как правило, за несколько секунд срезается «болгаркой»). Возмещать ущерб при этом никто не обязан. Мало того, если при сносе шлагбаум повредит имущество служб или повлияет на действия служб на месте прибытия, они, будьте уверены, воспользуются возможностью подать судебный иск с требованием возмещения ущерба. А бампер пожарного КамАЗа — не самая дешевая вещь в мире запасных частей. Что уж говорить о машинах скорой помощи или полиции.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector