0655.ru

Справки онлайн
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Статья 205. 6. Несообщение о преступлении

Статья 205.6. Несообщение о преступлении

Несообщение в органы власти, уполномоченные рассматривать сообщения о преступлении, о лице (лицах), которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило хотя бы одно из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 настоящего Кодекса, —

наказывается штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

Примечание. Лицо не подлежит уголовной ответственности за несообщение о подготовке или совершении преступления его супругом или близким родственником.

  • Статья 205.5. Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации
  • Статья 206. Захват заложника

Судебная практика по статье 205.6 УК РФ

В апелляционной жалобе осужденный Сугаипов, выражая несогласие с приговором и полагая его незаконным и необоснованным, а назначенное ему наказание чрезмерно суровым, просит переквалифицировать содеянное им на ст. 205.6 УК РФ — несообщение в органы власти о Д., который совершил преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 208 УК РФ. Осужденный просит учесть при назначении наказания по данной статье УК РФ его активное способствование в изобличении Д. в совершении указанного преступления.

Поэтому Тимофеев полагает, что его действия могут быть квалифицированы только по ст. 205.6 УК РФ. Наряду с этим, он считает, что суд необоснованно не учел его явку с повинной как деятельное раскаяние.
Также Тимофеев выражает несогласие с результатами рассмотрения председательствующим по делу поданных им замечаний на протокол судебного заседания, утверждая, что приговор и выводы суда не соответствуют действительным данным судебного разбирательства, свидетельствующим, по его мнению, о добровольном прекращении им участия в деятельности террористической организации.

Адвокаты полагают, что в результате судебного разбирательства не добыто доказательств осведомленности Кадырова об истинном предназначении переводимых им денежных средств и, следовательно, о направленности его умысла на пособничество в финансировании терроризма, а поэтому его действия, выразившиеся в несообщении в июне 2016 года органам власти об А., поддерживающим связь с «МТО ИГ», подлежат переквалификации на ст. 205.6 УК РФ.

В апелляционной жалобе осужденный Усманов А.А., приводя доводы, аналогичные доводам, изложенным в апелляционной жалобе защитника, просит приговор отменить, освободить его от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 205.5 УК РФ и квалифицировать его действия по ст. 205.6 УК РФ.

Довод о том, что по делу не установлена причастность Шайхвалиева, Р. и Г. к подготовке либо совершению одного из преступлений, предусмотренных примечанием к ст. 205.1 УК РФ, является несостоятельным, поскольку определяющим для установления факта совершения преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 205.1 УК РФ, является подтверждение совокупностью собранных доказательств осознания осужденным того, что денежные средства, сбор и перечисление которых он организовал, предназначены для финансирования организации, подготовки или совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.6, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279 и 360 УК РФ, либо для финансирования или иного материального обеспечения лица в целях совершения им хотя бы одного из этих преступлений, либо для обеспечения организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), созданных или создаваемых для совершения хотя бы одного из указанных преступлений.

Осужденный Агарзаев и его защитник — адвокат Мулюков в апелляционных жалобах просят приговор отменить, при этом Агарзаев высказывает просьбу о переквалификации его действий на ст. 205.6 УК РФ.
Авторы жалоб обращают внимание на то, что Агарзаев в деятельности незаконного вооруженного формирования (далее — НВФ) участия не принимал, оружие не приобретал и никому его не передавал, транспортные средства или жилище для сбора участников НВФ не предоставлял.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Давранов высказывает несогласие с приговором суда, просит приговор отменить, как незаконный, необоснованный и несправедливый, а его оправдать или переквалифицировать содеянное им на ст. 205.6 УК РФ либо направить дело на новое рассмотрение.

Приговор Центрального районного суда г. Красноярска от 24 апреля 2019 г. о признании виновным Н. в совершении преступления, предусмотренного ст. 205.6 УК РФ, то есть в несообщении о преступлении, совершенном Вышегуровым и другими осужденными, не может быть признан допустимым доказательством, так как на момент его вынесения Вышегуров и другие не были признаны виновными в совершении преступления.

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 205.6 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

Недонесение о преступления ук рф

Муниципальный округ Марфино

127276, г.Москва, ул.Большая Марфинская, дом 4, этаж 2

Муниципальный округ Марфино

127276, г.Москва, ул.Большая Марфинская, дом 4, этаж 2

Основания для отказа в возбуждении уголовного дела

Руководитель следственного органа, следователь, дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела при отсутствии оснований для возбуждения последнего.

Такими основаниями в соответствии со ст. 24 УПК РФ являются:

1. Отсутствие события преступления – когда не было самого факта, о котором сообщалось в компетентный орган, или событие было ошибочно воспринято как преступное, либо когда по поводу существования соответствующего деяния, фигурировавшего в заявлении (сообщении) о преступлении, остались неразрешимые сомнения. В силу принципа презумпции невиновности они должны толковаться в пользу обвиняемого.

2. Отсутствие в деянии состава преступления – событие, о котором сообщено в заявлении (сообщении), пусть даже общественно опасное, имело место, однако за его совершение лицо не может подлежать уголовной ответственности. Отказ в возбуждении уголовного дела допускается лишь в отношении конкретного лица.

Разновидностями проявления указанного основания на практике являются: отсутствие обязательного признака субъекта преступления (недостижение возраста привлечения к уголовной ответственности); отсутствие вины; отсутствие общественно опасного деяния (малозначительность деяния, добровольный отказ от доведения преступления до конца); отсутствие какого-либо иного обязательного признака состава преступления; событие произошло, но не является противоправным (самоубийство, недонесение о преступлении).

3. Истечение сроков давности привлечения в уголовной ответственности – ст. 78 УК РФ устанавливает, что лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки: 2 года после совершения преступления небольшой тяжести, 6 лет -преступления средней тяжести, 10 лет — тяжкого преступления, 15 лет — особо тяжкого преступления.

Читать еще:  Наследование доли в приватизированной квартире в 2022 году

4. Смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего. Данное основание отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела применимо и тогда, когда подозреваемого или обвиняемого в деле нет

5. Отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению.

6. Отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях Генерального прокурора РФ, Председателя Следственного комитета РФ, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы РФ, судьи Конституционного Суда, Верховного Суда РФ, в отношении иных судей.

При вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, связанного с подозрением в его совершении конкретного лица, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос (умышленное сообщение о преступлении, которое в действительности не было совершено или было совершено не тем лицом, на которое указано в заявлении), предусмотренный ст. 306 УК РФ.

Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течении 24 часов с момента его вынесения направляется заявителю и прокурору.

Отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован прокурору, руководителю следственного органа или в суд, в порядке, установленном ст.ст. 124, 125 УПК РФ. При этом возможность подачи жалобы на отказ в возбуждении уголовного дела каким-либо сроком не ограничен.

Признав постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным и необоснованным, прокурор отменяет его и направляет начальнику органа дознания со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения.

Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным и необоснованным, прокурор в срок не позднее 5 суток с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении, отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке, которое вместе с материалами направляет руководителю следственного органа.

В случае, если отказ в возбуждении уголовного дела признается судом незаконным и необоснованным, суд выносит соответствующее постановление, направляет его для исполнения руководителю следственного органа или начальнику органа дознания и уведомляет об этом заявителя.

Несообщение о преступлении в законодательстве зарубежных стран

Аннотация: В 2016 году Уголовный кодекс Российской Федерации дополнен новой статьей 205.6 «Несообщение о преступлении», которая предусматривает ответственность за несообщение в органы власти о лице (лицах), совершивших преступления террористического характера. Институт несообщения о преступлении является новым для современной правовой системы России, однако в ряде зарубежных стран, он успешно функционирует продолжительное время. Данная статья посвящена изучению законодательства зарубежных стран, предусматривающего уголовную ответственность за несообщения о преступлении. Основной целью проводимого исследования является изучение опыта функционирования института несообщения о преступлении ряда иностранных государств. Методологической основой проводимого исследования выступает формально-юридический метод, сравнительно-правовой метод, исторический метод, а также общелогические методы познания, в частности, анализ, синтез, индукция и дедукция. Научная новизна заключается в комплексном анализе законодательства зарубежных стран, оказывающих свое влияние на международное право, а также предложении автора расширить перечень преступлений, несообщение о которых влечет за собой уголовное наказание.Институт несообщения о преступлении присутствует в законодательстве многих зарубежных стран, вне зависимости от той или иной правовой системы. Главным критерием, по которому имеются серьезные отличия от института несообщения о преступлении в России, выступает категория, преступных деяний в отношении которых он функционирует.

Ключевые слова: преступление, несообщение о преступлении, несообщение о фелонии, недонесение о госизмене, уголовный закон, правовая система, иностранные государства, соучастие, наказание, терроризм

Abstract: In 2016, the Criminal Code of the Russian Federation was amended with a new article 205.6 “Failure to report a crime”. It establishes responsibility for failure to report a person (persons) who have committed terrorist crimes. The failure to report a crime institution is a new one for the legal framework of modern Russia. However, it has been successfully functioning in some foreign states for a long time. The article studies the legislation of foreign countries establishing criminal responsibility for failure to report a crime. The main purpose of the research is to study the experience of this institution in some foreign states. The research methodology is based on the formal legal method, comparative-legal method, historical method and general logical methods of cognition, particularly, analysis, synthesis, induction and deduction. Scientific novelty of the research consists in complex analysis of the legislation of foreign countries influencing the international law, and the author’s recommendations to amend the list of such crimes. Failure to report a crime is contained in the legislation of many countries, regardless of the legal framework. Their only difference from this institution in Russia is the category of criminal actions within its scope.

foreign states, legal system, criminal law, misprision of treason, misprision of felony, failure to report a crime, crime, complicity, punishment, terrorism

Законодательство Российской Федерации в сфере противодействия терроризму, в последние годы претерпевает постоянные изменения. С учетом возникающих террористических угроз, отечественный законодатель ищет новые формы и методы их предупреждения и пресечения. Одной из таких новелл стало введение в Уголовный Кодекс Российской Федерации (далее – УК РФ) в 2016 году статьи 205.6 «Несообщение о преступлении». Введение данной статьи в Уголовный кодекс РФ являлось частью так называемого пакета законопроектов по противодействию терроризму.

После внесения указанных изменений и введении ст. 205.6 в УК РФ, среди представителей разных социальных слоев возникла дискуссия о ее необходимости и чрезмерной суровости наказания. Определенная часть нашего общества обвинила законодателя в недемократичности и несоответствии данной нормы международной практике. Однако, смежные нормы, в том или ином виде, присутствуют в разных правовых системах и законодательстве множества иностранных государств.

Еще в дореволюционный период, в теории уголовного права, серьезное внимание уделялось сравнительному правоведению. Так, Н. С. Таганцев применял сравнительный метод при исследовании любого правового института [1] . Изучение опыта установления ответственности за несообщение о преступлении в зарубежных странах, обусловлено в первую очередь, интенсивными процессами глобализации в различных сферах межгосударственных отношений и вхождении российской правовой системы в систему международного права.

Читать еще:  Трудовой договор с почасовой оплатой труда

В данной статье проведен краткий анализ законодательства некоторых зарубежных стран, связанного с несообщением о преступлении и ответственности за него, для более полного понимания возможностей дальнейшего применения и совершенствования с учетом мирового опыта функционирования изучаемого нами российского законодательства.

В настоящий момент общепризнанным фактом выступает существование двух основных правовых систем в мире: англо-американской (общего права) и романо-германской (континентальной).

Основным представителем общей системы права являются Соединенные Штаты Америки. Так, в параграфе 4 части 1 раздела 18 Уголовного кодекса США устанавливается ответственность за несообщение о преступлении – «Кто-либо, имея сведения о совершенном преступлении подсудном федеральным судам США, скрывает и не предпринимает каких-либо действий по незамедлительному сообщению имеющихся сведений судье или другим лицам из числа гражданских или военных властей США, наказывается штрафом или тюремным заключением на срок до трех лет, либо и то и другое» [2] .

Особенностью правовой системы США является то, что в ряде штатов преступления, предусмотренные общим правом, признаются полностью, а в некоторых частично. Так, например, в действующих кодексах некоторых штатов сказано, что общее право приме­няется без каких-либо ограничений.

Так, в 1978 г. при рассмотрении во­проса об ответственности за несообщение о преступлении суд штата Мэриленд, обратившись к общему праву и статутам Англии (которые, как известно, по существу являлись дополнением к нему) по состоянию на 4 июля 1776 г., признал это деяние преступ­лением. В качестве дополнительного аргумента он отметил, что такое «признание» не противоречит духу Конституции и сослался на соот­ветствующую статью федерального уголовного права, где, по его мнению, дефиниция этого преступления не отличается от языка, ко­торым оно описано в общем праве [3] .

В некоторых штатах суды могут непосредственно осуществлять уголовную репрессию по нормам общего права и даже в случае необходимости определять новые преступления, т.е. заниматься прямым нормотворчеством, подменяя собой законодательные органы.

Одним из примеров такого законотворчества штатов, можно привести Уголовный кодекс штата Огайо, где в отличие от федерального законодательства, предусмотрена ответственность не только за несообщение об уже совершенном, но и о совершаемом преступлении. Однако если сообщение должно было быть сделано лицом, имеющим сведения о преступном деянии в отношении ближайшего родственника, то такой гражданин освобождается от ответственности (пар. 29.21.21.22 УК штата Огайо).

Уголовное законодательство Канады рассматривает несообщение как преступление только в случае государственной измены.

Наиболее интересным и актуальным, в рамках нашего исследования, выступает законодательство стран так называемой романо-германской правовой семьи. Особый интерес вызывает институт несообщения о преступлении в правовой системе Германии.

Источником германского уголовного законодательства является Уголовное уложение Германской империи, которое было официально опубликовано 15 мая 1871 года (далее – УУ ФРГ) и явилось первой единой уголовно‑правовой кодификацией для всей Германии. За свою историю УУ ФРГ претерпело множество изменений, но продолжает действовать и по сей день.

Основной уголовно‑политической концепцией немецкого уголовного права является заглаживание вины с целью воздействия наказанием на личность преступника [4] .

Как таковой общей обязанности сообщения о совершенных или готовящихся преступлениях для обычных граждан в Германии нет. Однако, ответственность за несообщение о преступлении нормативно определена параграфом 138 «Недонесение о запланированных наказуемых деяниях» УУ ФРГ. В соответствии с вышеуказанной нормой предусмотрено наказание за недонесение о замысле или совершении тяжких и особо тяжких преступлений таких как: подготовка агрессивной войны; государственная измена; шпионаж или создание угрозы для внешней безопасности; фальшивомонетничество или подделка ценных бумаг; подделка расчётных карт и бланков еврочеков. Также ответственность возникает за несообщение о подготовке убийства, геноцида, преступления против человечности, военного преступления, разбойного нападения или преступного деяния, направленного против личной свободы.

Ответственность предусмотрена для лиц, которые не сообщили об указанных деяниях в то время как своевременное информирование государственных органов могло предотвратить совершение деяния или наступление последствий.

При этом законодатель Германии предусматривает определенную категорию граждан, не подлежащих ответственности за указанное преступление. Так, освобождается от уголовного преследования священнослужитель если интересующая информация стала известна ему при исполнении обязанностей духовного лица. Адвокат, защитник и врач не обязаны доносить сведения, которые были ими получены в связи с исполнением профессиональных обязанностей.

Кроме того, лицо может быть судом освобождено от уголовной ответственности в случае, если деяние, недонесение о котором является преступным, не достигло стадии покушения. Также не подлежит наказанию тот, кто предотвращает совершение или последствия деяния иным способом.

Заслуживает отдельного внимания процедура освобождения от ответственности родственников. Здесь российское законодательство существенно отличается от немецкого.

В соответствии с примечанием к ст. 205.6 УК РФ лицо не подлежит уголовной ответственности за несообщение о подготовке или совершении преступления его супругом или близким родственником. УУ ФРГ освобождает от ответственности только гражданина, который старался удержать родственника от совершения деяния или предотвратить наступившие последствия.

В Германии частный интерес подчиняется интересу общественной безопасности, и лицо, которому известна информация о готовящемся его родственником определенного вида преступлении, обязано об этом сообщить.

В Уголовном кодексе Швеции (далее – УК Швеции), а именно в статье 6 главы 23 говорится, что «лицо, которое не сообщает вовремя или иным образом не предпринимает ничего, чтобы предотвратить совершаемое преступление, когда это могло быть сделано без опасности для себя или лица, находящегося с ним в родственной связи…» [5] .

При этом, в случаях, являющихся объектом специальных положений, наказание за несообщение о преступлении в соответствии с УК Швеции, должно также назначаться лицу, которое не понимало, что совершается преступление, хотя должно было это понимать.

Освобождается гражданин от ответственности только в случае если деяние, о котором необходимо было сообщить не было совершено.

Законодатель Франции также закреплен уголовную ответственность за исследуемое деяние. В ст. 434-1 Уголовного кодекса Франции (далее – УК Франции) сказано, что «деяние, совершенное любым лицом, знающим о каком-либо преступлении, которое еще можно предотвратить или последствия которого можно ограничить, или исполнители которого способны совершить новые преступления, которые могли бы быть предотвращены, выразившееся в несообщении об этом судебным или административным органам власти, наказывается тремя годами тюремного заключения и штрафом». Также, в УК Франции содержится перечень лиц, которые не подлежат уголовной ответственности. Указанные в статье 434-1 УК Франции положения не применяются, кроме случаев совершения преступлений в отношении несовершеннолетних, не достигших пятнадцати лет к родственникам по прямой линии и их супругам, а также к братьям и сестрам и их супругам, исполнителя или соучастника преступления, также к супругу исполнителя или соучастника преступления или к лицу, состоящему с ним во внебрачном сожительстве.

Читать еще:  Права детей на имущество родителей

В УК Франции, как и в УУ ФРГ, общественная безопасность, а также защита несовершеннолетних лиц, и лиц неспособных себя защитить в силу своего возраста, болезни, увечья, физического или психического недостатка, или состояния беременности, стоит выше частных интересов исключая возможность уйти от наказания за несообщение о преступлении [6] .

Схожий охранительный характер в отношении данной категории лиц, закреплен в Законе об уголовном праве Израиля. Так пункт «алеф» статьи 368 далет «Обязанность проинформировать» гласит «Если у лица было разумное основание думать, что недавно в отношении несовершеннолетнего или беспомощного было совершено преступление лицом, ответственным за такого несовершеннолетнего или беспомощного, то лицо обязано проинформировать об этом в незамедлительном порядке социального служащего или полицию. В случае совершения данного преступления, виновное лицо наказывается тюремным заключением сроком на три месяца» [8] .

Анализируя вышеизложенные примеры, можно прийти к выводу о том, что нормы, предусматривающие ответственность за недонесение о преступлении, существуют как в уголовном законодательстве стран англо-американской (общего права), так и романо-германской (континентальной) систем права. Обусловлено это, прежде всего, необходимостью повышения степени ответственности граждан за обеспечение безопасности в обществе.

В данной статье был рассмотрен опыт конструирования норм, предусматривающих ответственность только государств, где данное явление получило наиболее детальную регламентацию.

При этом даже краткий анализ зарубежного законодательства позволяет поставить вопрос о направлениях совершенствовании российского уголовного законодательства относительно перечня преступлений, за недонесение о которых следует устанавливать ответственность, о категории граждан, не подлежащих ответственности за недонесение, о целесообразности установления ответственности за несообщение о деянии, недонесение о котором является преступным, но оно не достигло даже стадии покушения, об ответственности лица, не сообщившего о преступлении, но предотвратившего совершение преступления или последствия деяния иным способом.

Представляется, что решение этих вопросов, имеющих свое разрешение в зарубежном законодательстве, будет способствовать повышению эффективности российского уголовного закона.

Юридический ликбез: существует ли обязанность сообщать о преступлении?

Наверняка, каждый из нас в течение своей жизни хотя бы один раз становился свидетелем совершения какого-либо неблаговидного поступка со стороны других лиц, который вполне мог потянуть на статью Уголовного кодекса. А задавали вы себе вопрос – обязан ли я сообщить об увиденном в правоохранительные органы или нет?

Существует ли установленная законом обязанность гражданина сообщить в полицию о преступлении? Попробуем разобраться.

История ответственности за «недонесение на преступника» уходит своими корнями в глубокую древность. В частности, норма об ответственности за несообщение об услышанном злом умысле «на царя или на князя» имелась еще в Уставе Ярослава (12 век). Впоследствии ответственность «за недоносительство на преступника» перекочевала из древних правовых источников в современные кодексы и законы. Уголовное наказание за недонесение существовало как в дореволюционной России, так и в годы существования СССР.

В советском уголовном законодательстве данный вид ответственности касался только недонесения о наиболее тяжких преступлениях.

В Уголовном кодексе России 1996 года уголовная ответственность за несообщение о преступлении была полностью исключена и вернулась в законодательство только в 2016 году, с введением в УК РФ статьи 205.6, о которой мы еще поговорим.

К слову, уголовная ответственность за несообщение о преступлении характерна и для многих иностранных правовых систем.

О каких преступлениях гражданин обязан сообщить в полицию .

В соответствии с законом уголовная ответственность по статье 205.6 УК РФ за несообщение о преступлении установлена только в отношении ряда деяний, имеющих высокую степень общественной опасности, преимущественно, террористического характера. Исчерпывающий перечень этих преступлений перечислен в статье 205.6 Уголовного кодекса и сейчас мы их назовем.

Гражданин будет нести уголовную ответственность, если не сообщит о достоверно известных ему фактах совершенных или готовящихся преступлений следующих категорий:

  • Терроризм и смежные с ним деяния (содействие, призывы к террору и др.)

• Организация незаконного вооруженного формирования

• Угон воздушного, водного судна или ж/д транспорта

• Незаконные действия с ядерными и радиоактивными материалами

• Посягательство на жизнь государственно или общественного деятеля

• Насильственный захват власти

• Нападение на дипломатические представительства

А вот, если гражданин увидел, что где-то совершается, к примеру, кража или сбыт наркотиков и не сообщил об этом в полицию, никакой ответственности за это он не понесет. И даже за несообщение об убийстве законом не установлено никаких санкций.

Это важно: в любом случае гражданин не может привлечен к ответственности за несообщение о преступлении, если оно совершено или готовится его близким родственником. Также не получится привлечь к ответственности адвоката, если о совершенном преступлении ему стало известно в связи с осуществлением защиты обвиняемого, даже если речь идет о новом преступлении

Также, не является наказуемым несообщение в полицию о фактах, которые в силу тех или иных причин вызывают у гражданина определенные сомнения. Уголовно-наказуемым являются только несообщение о таких обстоятельствах, которые достоверно и недвусмысленно являются преступлением и гражданин четко это понимает. Обязанность доказать, что гражданин достоверно знал о преступлении, но не сделал сообщение в полицию, лежит на органах расследования.

Также следует понимать разницу между несообщением и укрывательством преступлений. В первом случае уголовная ответственность наступает по ст. 205.6 УК РФ просто зха сам факт умолчания о преступлении, а во втором (ст. 316 УК РФ) – только в случае активного заранее не обещанного укрывательства особо тяжких преступлений (например, при оказании помощи убийце в транспортировке и укрытии трупа, при отсутствии признаков соучастия в самом убийстве).

Ответственность за несообщение о преступлении .

Как мы уже упомянули, уголовная ответственность за несообщение о преступных действиях третьих лиц предусмотрена статьей 205.6 УК РФ.

Санкция указанной статьи предусматривает следующие виды наказания:

  • Штраф в размере до 100 000 рублей;
  • Принудительные работы на срок до 1 года;
  • Лишение свободы на срок до 1 года;

При этом, следует иметь в виду, что такое наказание, как лишение свободы по указанной статье может быть назначено только в том случае, если виновный имеет непогашенную судимость или отягчающие обстоятельства, перечень которых указан в статье 63 Уголовного кодекса России.

К слову, вопреки расхожему мнению, никакой административной ответственности за игнорирование обязанности гражданина сообщить в полицию о преступлении не существует. Есть только уголовная, но об этом мы уже говорили выше.

Возраст наступления уголовной ответственности по ст. 205.6 УК РФ начинается с 16 лет.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector