0655.ru

Справки онлайн
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Право приобретательной давности на недвижимое имущество

Право собственности на недвижимость возникает при давности владения ей — КС

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 30 ноя — РАПСИ, Михаил Телехов. Полагающий себя собственником недвижимого имущества, владеющий им длительное время, несущий расходы по его содержанию и не нарушающий при этом прав иных лиц, не ограничен в праве легализовать такое владение, говорится в новом постановлении Конституционного суда (КС) РФ.

Согласно выводам КС пункт 1 статьи 234 Гражданского кодекса (ГК) РФ в связи с жалобой жителя закрытого административно-территориального образования (ЗАТО) Краснознаменск в Московской области Виктора Волкова не предполагает, что совершение сделки по приобретению недвижимого имущества само по себе не может быть основанием для признания владения недобросовестным и препятствием для легализации этого имущества в силу приобретательной давности.

Оспариваемые нормы ГК РФ признаны соответствующими Конституции РФ. Решение основано на ранее вынесенных правовых позициях суда.

Признан недобросовестным

Как следует из материалов дела, с 1997 года Волков является членом гаражного кооператива и владеет земельным участком и расположенным на нем гаражным боксом на основании заключенного с предыдущим владельцем договора купли-продажи, которому данный земельный участок принадлежал на праве пожизненного наследуемого владения.

В 2017 году Волков предъявил к гаражному кооперативу, на территории которого расположены указанные земельный участок и гаражный бокс, и к администрации Краснознаменска иск о признании права собственности на расположенный под гаражным боксом земельный участок по давности владения.

Решением Одинцовского городского суда Московской области Волкову было отказано в удовлетворении исковых требований. Суд отметил, что земельные участки, расположенные в границах ЗАТО, не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев, установленных федеральными законами. Московский областной суд (МОС) признал решение законным и оставил его в силе, отметив, что Волков не мог не знать об отсутствии у него оснований возникновения права собственности на спорный земельный участок, в связи с чем его нельзя признать добросовестным владельцем. А при отказе в передаче кассационной жалобы Волкова для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции судья МОС дополнительно отметил, что истец вступил во владение имуществом по сделке, а такое владение независимо от его продолжительности, по смыслу статьи 234 ГК РФ не может привести к приобретению права собственности по давности владения.

Не нарушая ничьих прав

Волков посчитал, что примененная к нему норма не соответствует Конституции РФ, поскольку препятствует признанию права собственности в силу приобретательной давности за лицом, которому прежний правообладатель передал имущество по договору без нарушения прав и законных интересов других лиц. По мнению Волкова, причиной этого является формальный подход судов к определению добросовестности давностного владельца при неопределенности данного критерия в законе.

КС РФ установил, что в деле с участием заявителя муниципальным образованием не было зарегистрировано право собственности на земельный участок, оно уклонилось от участия в рассмотрении дела, от требований о признании права собственности не заявило, и таким образом фактически не имеет интереса в этом объекте недвижимости.

«Как субъект права собственности на землю, переданную гражданам на праве пожизненного наследуемого владения, муниципальное образование фактически передало им осуществление всех своих правомочий – владения, пользования, распоряжения, которые осуществляются гражданами-владельцами, полностью несущими бремя содержания этого имущества. Исходя из этого владение Волковым земельным участком не может рассматриваться как нарушающее права муниципального образования», — уточняет КС РФ.

Также КС РФ признал, что бывают ситуации, когда давностный владелец должен быть осведомлен об отсутствии оснований возникновения у него права собственности, но отметил при этом, что практика Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ не исключает в таких случаях приобретения права собственности в силу приобретательной давности.

Добросовестный, но не собственник

По мнению КС, складывающаяся в последнее время практика применения положений о приобретательной давности свидетельствует, что для признания владельца добросовестным при определенных обстоятельствах не требуется, чтобы он имел основания полагать себя собственником имущества. То есть, добросовестность может быть признана судами и при наличии оснований для понимания владельцем отсутствия у него оснований приобретения права собственности.

«Таким образом, понимание добросовестности давностного владения, подразумевающее, что лицо при получении владения должно полагать себя собственником имущества, лишает лицо, длительное время владеющее имуществом как своим, заботящееся об этом имуществе, несущее расходы на его содержание и не нарушающее при этом прав иных лиц, возможности легализовать такое владение, вступает в противоречие с целями, заложенными в статье 234 ГК РФ», — говорится в постановлении КС.

Правоприменительные решения по делу Волкова подлежат пересмотру.

Достаточно факта ответственного владения

Как разъяснил РАПСИ адвокат, доктор юридических наук Константин Скловский, данное решение КС позволит другим лицам, которым отказывали в легализации давностного владения, идти в суд, обращаться в ВС РФ или доходить до КС РФ по аналогии с делом Волкова. «В данном вопросе вмешательство КС РФ было необходимо, поскольку Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ не понимала этой нормы и в схожих делах принимала порой противоречащие решения. Хочу отметить, что я и другие специалисты по вещному праву, считают, что для легализации прав собственности не требуется установления добросовестности, и достаточно установления факта ответственного давнего владения. А КС РФ в своем решении оставил в гражданском обороте понятие добросовестности, вернее он оставил два понятия добросовестности, что само по себе не убедительно. Ведь по логике, если человек заявляет в суде о добросовестности, значит он осознает, что не является собственником. Но я считаю, что общий эффект от решения КС РФ положительный. Потому что сейчас ответственные владельцы различных объектов недвижимости, которые без судов невозможно легализовать в собственность — а это множество объектов, тут и гаражи, и склады, и пионерские лагеря — получили аргументы для обращения в суды или для обжалования отказных решений», — пояснил юрист.

Конституционный суд разъяснил приобретательную давность

Конституционный суд разъяснил приобретательную давность

Виктор Волков, житель подмосковного Краснознаменска, в 1997 году стал членом гаражного кооператива. Тогда он получил участок и расположенный на нем гаражный бокс от Павла Петрова*, который владел ими на праве пожизненного наследуемого владения.

В реальности соглашение между Петровым и Волковым не повлекло правовых последствий – ведь Петров не мог распоряжаться этой землей. Поэтому в 2018 году Волков решил добиться признания права собственности на участок по давности владения – он решил, что такое право ему дает п. 1 ст. 234 Гражданского кодекса. Согласно условиям нормы, надо открыто, добросовестно и непрерывно владеть недвижимым имуществом как собственным 15 лет.

Читать еще:  Согласие супруги на совершение сделки

Но Одинцовский городской суд ему отказал. Суд первой инстанции отметил, что Краснознаменск является административным центром закрытого административно-территориального образования. Земельные участки, расположенные в границах таких образований, ограничены в обороте, а значит, по общему правилу не могут находиться в частной собственности.

Московский областной суд это решение подтвердил. Апелляция отказалась признать Волкова добросовестным владельцем по правилам п. 15 совместного постановления Пленумов ВС и ВАС 2010 года – потому что он «не мог не знать об отсутствии у него оснований возникновения права собственности на спорный земельный участок». А когда Волков подал кассационную жалобу, тот же Мособлсуд добавил: истец вступил во владение имуществом по сделке – договору купли-продажи – а это независимо от срока не позволяет добиться признания права собственности по давности владения.

Волков решил обратиться в Конституционный суд. Он оспорил положения п. 1 ст. 234 ГК как несоответствующие Конституции. Заявитель уверен, что в практике сформировался формальный подход судов к определению добросовестности давностного владельца при неопределенности этого критерия в законе.

Две разных добросовестности

КС разобрался в спорной норме и практике ее применения. Судьи подтвердили: действительно, в ст. 234 ГК не раскрываются критерии добросовестности давностного приобретателя – в отличие, например, от ст. 302 ГК об истребовании имущества из чужого владения. КС находит этому объяснение в том, что 302-я статья направлена на разрешение спора собственника и добросовестного приобретателя. А при применении 234-й добросовестность владельца выступает лишь в качестве одного из условий, необходимых для возвращения вещи в гражданский оборот и преодоления неопределенности относительно того, кто ей владеет. Поэтому КС решил, что критерии добросовестности применительно к двум этим статьям ГК должны быть разными.

КС обратился к практике гражданской коллегии Верховного суда, которая не исключает приобретения права собственности в силу приобретательной давности и тогда, когда давностный владелец должен был знать об отсутствии оснований возникновения права собственности.

Практика ВС свидетельствует, что добросовестность можно признать и в случаях, когда владелец понимает, что у него нет оснований для приобретения права собственности, указал Конституционный суд.

Также КС обратил внимание, что права муниципального образования в этом деле нарушены не были. Власти Краснознаменска изначально не зарегистрировали на себя право собственности, а также уклонились от участия в рассмотрении дела. Фактически город передал гражданам все свои правомочия собственника, а граждане – сперва Петров, а потом и Волков – приняли их и полностью несли расходы на содержание имущества.

В итоге судьи указали, что договор купли-продажи не мешает признать Волкова добросовестным владельцем. «Факт заключения такого договора сам по себе не может быть основанием для признания давностного владения недобросовестным или стать препятствием для приобретения права собственности на земельный участок», – решил КС.

Судьи указали, что новое толкование п. 1 ст. 234 ГК является общеобязательным, и применять эту норму иначе теперь нельзя. Уже состоявшиеся решения по делу Волкова будут пересмотрены.

Эксперты «Право.ru»: определенность в практике

Постановление КС поможет решить вопросы с фактически «брошенным» имуществом, и, вероятно, суды будут чаще удовлетворять иски о признании давностного владения, полагает Ольга Туренко, адвокат АК Бородин и Партнеры Бородин и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право × . При этом эксперт уверена: упоминание в документе о земельном участке и гараже – это лишь напоминание о том, в контексте какого дела был поднят вопрос. «Соответственно, разъяснения КС коснутся и вопросов установления добросовестности давностного владения и другого имущества», – считает Туренко.

Значимый вывод постановления в том, что для разрешения вопроса добросовестности владельца земельного участка не имеет определяющего значения презумпция государственной собственности на землю, комментирует Елена Терсинцева, советник Alliance Legal Consulting Group Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × . Иначе частные лица в нарушение основных конституционных принципов оказались бы в заведомо невыгодном положении, отмечает эксперт.

Подход Конституционного суда поможет вернуть в гражданский оборот существенную часть недвижимости, чьи собственники не проявляют к ней интереса, а давностные владельцы не могут оформить права, ведь их считают «недобросовестными». Такое мнение высказал Павел Лобачев из Land Law Firm Land Law Firm Федеральный рейтинг. группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Управление частным капиталом 23 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 47 место По выручке Профайл компании × . Эксперт полагает, что постановление КС — это определенный компромисс: «Возможно, было бы корректнее считать продолжительное бездействие собственника дополнительным критерием приобретения имущества по ст.234 ГК РФ, который позволит даже без добросовестности давностного владельца приобретать имущество по давности владения».

Эксперты сходятся во мнении, что постановление КС вносит ясность и определенность в вопросы судебной оценки критериев добросовестности давностных приобретателей.

Статья 234 ГК РФ. Приобретательная давность

1. Лицо — гражданин или юридическое лицо, — не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом, если иные срок и условия приобретения не предусмотрены настоящей статьей, в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

2. До приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания.

3. Лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является.

4. Течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со статьями 301 и 305 настоящего Кодекса, начинается со дня поступления вещи в открытое владение добросовестного приобретателя, а в случае, если было зарегистрировано право собственности добросовестного приобретателя недвижимой вещи, которой он владеет открыто, — не позднее момента государственной регистрации права собственности такого приобретателя.

Читать еще:  Что делать если пропустил сроки обжалования решения суда

Комментарии к ст. 234 ГК РФ

1. К основаниям приобретения права собственности относится приобретательная давность (давность владения). Владение имуществом, учитываемое в качестве основания приобретения права собственности по приобретательной давности, должно соответствовать следующим признакам:

— владение не должно иметь юридического титула, т.е. владение является незаконным;

— владение должно быть добросовестным, т.е. фактический владелец не знает и не должен знать о незаконности владения, т.е. об отсутствии титула. Это может быть, к примеру, лицо, получившее объект по договору дарения, не оформленному надлежащим образом; наследником, получившим вещь от не имевшего правового титула наследодателя;

— владение должно носить открытый характер. Давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Открытость владения дает возможность другим лицам оспорить этот факт в установленном порядке и служит косвенным доказательством добросовестности субъекта;

— владение должно быть непрерывным. Владение признается непрерывным, если оно не прекращалось в течение всего срока приобретательной давности. Для недвижимости этот срок установлен в пятнадцать лет, а для движимого имущества он равен пяти годам. Требование непрерывности не исключает возможности для лица, которое ссылается на давность владения, присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является. Если имущество выбыло из владения давностного владельца незаконно, и было истребовано из чужого незаконного владения, временная утрата владения спорным имуществом перерывом давностного владения не считается. Передача давностным владельцем имущества во временное владение другого лица не прерывает давностного владения;

— владение имуществом как своим собственным. Комментируемая статья не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществлялось на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.).

2. Право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество. При этом предварительная постановка бесхозяйного недвижимого имущества на учет государственным регистратором по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого оно находится (в городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге — по заявлениям уполномоченных органов этих городов), и последующий отказ судом в признании права муниципальной собственности (или права собственности городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга) на эту недвижимость не являются необходимым условием для приобретения права частной собственности на этот объект в силу приобретательной давности. Отсутствие государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество также не является препятствием для признания права собственности на это имущество по истечении срока приобретательной давности.

3. Лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности. Ответчиком по иску о признании права собственности в силу приобретательной давности является прежний собственник имущества. В случаях, когда прежний собственник недвижимого имущества не был и не должен был быть известен давностному владельцу, он вправе обратиться в суд с заявлением об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения имуществом как своим собственным в течение срока приобретательной давности. В качестве заинтересованного лица к участию в деле привлекается государственный регистратор.

4. В соответствии с п. 2 комментируемой статьи, до приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право использовать вещно-правовые способы защиты владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им по предусмотренному законом или договором основанию (п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

5. Отсчет срока приобретательной давности начинается с момента завладения имуществом. Однако исходя из п. 3 комментируемой статьи перерыв давностного владения не наступает при смене владельца в результате сингулярного или универсального правопреемства. Новый владелец вправе присоединить время владения имуществом правопредшественником.

6. В пункте 4 предусмотрено специальное основание для начала течения срока приобретательной давности. Если основанием для отказа в удовлетворении иска собственника об истребовании имущества из чужого незаконного владения является пропуск срока исковой давности, с момента его истечения начинает течь срок приобретательной давности в отношении спорного имущества.

ВС разъяснил нюансы возникновения права собственности на недвижимость в силу приобретательной давности

22 октября Верховный Суд РФ вынес Определение № 4-КГ19-55 по спору между сособственниками жилого дома, один из которых намеревался получить право собственности на него в силу приобретательной давности.

После смерти К. в 1991 г. ее сыну и дочери достался в наследство дом. Согласно завещанию право собственности между наследниками распределилось поровну – в размере 50% каждому. Мужчина скончался в июне следующего года, поэтому его долю унаследовали Марина Большакова и Василий Иванов, которые не оформили свои права в отношении этого имущества.

В 2004 г. скончалась дочь К., оба ее сына унаследовали долю матери в праве собственности на дом в равных долях. Далее мужчины заключили соглашение о разделе наследства, и доля домовладения перешла к одному из них, а после его смерти доля в имуществе в судебном порядке перешла его дочери А., которая зарегистрировала свое право собственности на нее. В мае 2006 г. женщина подарила долю И., которая спустя четыре года подарила ее Надежде Захаркиной.

Впоследствии Надежда Захаркина обратилась в суд с иском к собственникам второй половины дома о признании за ней права собственности на весь дом в силу приобретательной давности. В обоснование своих требований женщина ссылалась на то, что ей уже принадлежит ½ доли, а также на то, что она и ее правопредшественники открыто и добросовестно владели всем домом и земельным участком как своим собственным свыше 15 лет. По ее мнению, ответчики Иванов и Большакова не пользуются спорной недвижимостью, фактически отказавшись от нее.

Суд отказал женщине в удовлетворении исковых требований. Он отметил, что владение истицы не является добросовестным, поскольку она и ее правопредшественники знали о принадлежности другой доли в праве на домовладение и земельный участок ответчикам, которые не совершали каких-либо действий, направленных на отказ от права собственности на спорное имущество. Решение суда первой инстанции устояло в апелляции.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Надежда Захаркина просила отменить судебные акты как незаконные. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ согласилась с доводами заявительницы.

Читать еще:  Светопрозрачные конструкции из алюминиевого профиля

Высшая судебная инстанция напомнила, что право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество (ст. 225 и 234 ГК РФ и совместное Постановление Пленумов ВАС и ВС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22). «По смыслу указанных выше положений закона и разъяснений Пленума ВС РФ приобретательная давность является самостоятельным законным основанием возникновения права собственности на вещь при условии добросовестности, открытости, непрерывности и установленной законом длительности такого владения. Давностное владение является добросовестным, если, приобретая вещь, лицо не знало и не должно было знать о неправомерности завладения ею, т.е. в тех случаях, когда вещь приобретается внешне правомерными действиями, однако право собственности в силу тех или иных обстоятельств возникнуть не может. При этом лицо владеет вещью открыто как своей собственной, т.е. вместо собственника, без какого-либо правового основания (титула). Наличие титульного собственника само по себе не исключает возможность приобретения права собственности другим лицом в силу приобретательной давности», – отметил ВС.

Верховный Суд добавил, что для приобретения права собственности в силу приобретательной давности не является обязательным, чтобы собственник (в отличие от положений ст. 236 ГК РФ) совершил активные действия, свидетельствующие об отказе от собственности, или объявил об этом. Достаточно будет того, что титульный собственник в течение длительного времени устранился от владения вещью, не проявлял к ней интереса, не исполнял обязанностей по ее содержанию, вследствие чего вещь является фактически брошенной им.

Как подчеркнула высшая судебная инстанция, осведомленность давностного владельца о наличии титульного собственника сама по себе не означает недобросовестность давностного владения. Давностный владелец может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого имуществом владели правопредшественники, универсальным или сингулярным правопреемником которых является он.

Верховный Суд отметил, что нижестоящие суды не привели никаких обстоятельств, из которых можно было бы сделать вывод о недобросовестности как самой истицы, так и ее правопредшественников по отношению к владению спорным имуществом. В этой связи Суд направил дело на новое рассмотрение во вторую инстанцию.

Комментируя определение Суда, руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья», к.ю.н. Виктор Спесивов отметил, что оно затронуло крайне важную и двусмысленную правовую конструкцию в российском вещном праве – приобретательную давность. По его словам, указанный правовой институт сам по себе является отличной правовой находкой для урегулирования вопросов с фактически «брошенным» имуществом. «Уже не первый раз встречаю мнения судей судов первой и апелляционной инстанций о том, что осведомленность давностного владельца о наличии титульного собственника исключает добросовестность давностного владения, так как при таком раскладе лицо, получая владение, не могло не знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности. Но, учитывая, что добросовестно заблуждаться в отношении наличия у тебя права на имущество, которое не твое, можно только в каких-то очень специальных случаях, такое толкование ст. 234 ГК РФ неоправданно сужает возможность ее применения», – отметил эксперт.

По его словам, наиболее частый случай обращения в суд с исками о признании права собственности в силу приобретательной давности – это споры наследников недвижимости, когда бремя содержания всего разделенного на идеальные доли объекта несет один из сособственников, который не может оформить свое право титульного владения на весь объект. «В таких случаях часто в ЕГРН значится только один сособственник, потому что второй наследник просто не обратился в Росреестр за оформлением своего права, которым его наделило свидетельство на наследство. Из-за образующегося в таких случаях правового вакуума страдает не только сособственник, который платит коммунальные услуги и поддерживает в надлежащем состоянии весь объект, а не только принадлежащую ему часть, но и бюджет. Ведь для заключения договора аренды и для приобретения в собственность земельного участка нужно сначала поставить последний на кадастровый учет, для чего необходимо согласие всех собственников объекта, занимающего земельный участок. В итоге бюджет не получает от этого домовладения ни земельного налога, ни арендной платы», – пояснил Виктор Спесивов.

По словам эксперта, такие случаи неоднократно встречались в его практике. «Лишение добросовестного сособственника возможности признать через 18 лет полного бездействия титульного владельца второй части объекта право собственности на фактически бесхозную часть не способствует стабильности гражданского оборота в сфере недвижимости и обесценивает в принципе значение института приобретательной давности. Поэтому очень хорошо, что Верховный Суд четко обозначил, что наличие титульного собственника и даже известность о нем истцу не означают недобросовестность давностного владельца, так как главное в этом случае – это то, что вещь приобретается внешне правомерными действиями», – полагает юрист.

В то же время Виктор Спесивов выразил сожаление, что ВС РФ не смог сразу разрешить дело по существу в пользу истца, поэтому остается вероятность того, что суд апелляционной инстанции снова откажет в иске. Он также выразил надежду, что теперь нижестоящие суды будут меньше путаться и чаще удовлетворять иски о признании права собственности на объекты недвижимого имущества в силу приобретательной давности.

Адвокат, партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков отметил, что Верховный Суд в очередной раз исправил ошибку нижестоящих инстанций, указывая на недопустимость формального подхода. «Несмотря на явное преодоление предмета доказывания по данной категории дел, суд первой инстанции потребовал от истца доказательств, которых он, очевидно, не мог представить, и которые, по своей сути, не должны быть представлены в подобном процессе, – полагает он. – Оценивая подход нижестоящих инстанций, я не представляю, как еще можно доказать “отказ ответчиков от спорного недвижимого имущества” при подтвержденном факте конклюдентных действий, свидетельствующих об отсутствии интереса к владению спорным объектом недвижимости».

По словам эксперта, отсутствие интереса к владению столь длительное время является достаточным основанием для вывода о преодолении бремени доказывания. «При этом создание дополнительных препятствий для истца совершенно необоснованно. Тем более что суды требовали доказать отрицательный факт, но всем нам известно, что подобный факт может быть доказан только через утверждение об обратном. Для судебной практики это положительный пример того, какие обстоятельства должны устанавливать суды по данной категории дел», – подытожил Виктор Глушаков.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector