0655.ru

Справки онлайн
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

ПРОВОКАЦИЯ СБЫТА НАРКОТИКОВ

ПРОВОКАЦИЯ СБЫТА НАРКОТИКОВ

В условиях действующей наркополитики государства, когда суды рассматривая уголовные дела по ст.228.1 УК РФ, предусматривающей ответственность за сбыт наркотических средств и психотропных веществ, не хотят замечать явные превышения полномочий со стороны оперативных сотрудников полиции, остро встает вопрос о провокации преступлений сотрудниками правоохранительных органов с привлечением зависимых от них лиц.

Подавляющее большинство уголовных дел по ст. 228.1 УК РФ, основано на результатах оперативно-розыскной деятельности, используемых в качестве основного доказательства стороны обвинения — результаты «проверочных закупок», «оперативных экспериментов», реже «контролируемых поставок».

Согласно закону, в ходе проведения данных мероприятий сотрудники полиции, обладая конкретными данными о причастности определенного лица к сбыту наркотических средств или психотропных веществ, должны создавать условия для документирования его преступной деятельности.

При этом, важным условием является наличие у разрабатываемого лица умысла именно на сбыт наркотического средства сформировавшегося вне зависимости от действий сотрудников полиции и подконтрольных им лиц, только при этом условии в дальнейшем его действия могут быть квалифицированы как сбыт по статье 228.1 УК РФ.

Другими словами, разрабатываемое лицо совершает или намерено совершить преступление независимо от вмешательства сотрудников полиции, в рамках оперативных мероприятий.

ПРОВОКАЦИЯ – это искусственное создание условий для совершения лицом преступления и возникновения у него желания совершить данное преступление, при этом у оперативных служб нет объективных оснований полагать, что данное преступление было бы совершено без вмешательства со стороны сотрудников полиции или их агентов.

Часто, оперативные сотрудники своими действиями и действиями своих агентов, сами подталкивают человека совершить преступление, искусственно создавая условия для его совершения.

Лицо, совершившее преступление в результате провокации со стороны сотрудников полиции, не подлежит уголовной ответственности!

В соответствии с п.13 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» №14 (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 №30), под незаконным сбытом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует понимать незаконную деятельность лица, направленную на их возмездную либо безвозмездную реализацию (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.) другому лицу (далее — приобретателю).

То есть, передача лицом реализуемых средств, веществ, растений приобретателю может быть осуществлена любыми способами, в том числе непосредственно, путем сообщения о месте их хранения приобретателю, проведения закладки в обусловленном с ним месте, введения инъекции.

При доказывании сбыта наркотических средств по ст. 228.1 УК РФ, задокументированного в рамках проведения оперативного-розыскного мероприятия «проверочная закупка» или «оперативный эксперимент», следствию необходимо доказать объективную и субъективную сторону преступления.

Под объективной стороной преступления предусмотренного статьей 228.1 УК РФ, принято понимать фактические действия лица по передаче наркотического средства или психотропного вещества (передача из рук в руки, сообщение адреса и т.д.).

Под субъективной стороной понимают направленность умысла именно на сбыт наркотического средства. При этом субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной формой вины, то есть умысел сбытчика должен быть направлен именно на сбыт наркотических средств или психотропных средств другим лицам, которым они не принадлежат до момента сбыта. И данный умысел должен быть сформирован у него до начала проведения в отношении него оперативного мероприятия.

Верховный Суд Российской Федерации в Обзоре судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом

наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ от 27 июня 2012 года разъяснил, что под провокацией сбыта наркотических средств судам следует понимать подстрекательство, склонение, побуждение в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий, направленных на передачу наркотических средств сотрудникам правоохранительных органов или лицам, привлекаемым для проведения оперативно-розыскных мероприятий. В тех случаях, когда до проведения оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка», у правоохранительных органов не было оснований подозревать лицо в распространении наркотических средств, и сам сбыт наркотического средства явился результатом вмешательства оперативных работников, суды, как правило, обязаны признать наличие провокации со стороны оперативных работников.

Такой правовой позиции придерживается Европейский Суд по Правам Человека (ЕСПЧ) и Верховный Суд РФ (ВС РФ).

Вместе с тем, речь о провокации преступления сотрудниками полиции может идти только в случае изъятия наркотических средств или психотропных веществ в рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий «проверочная закупка», «оперативный эксперимент», «контролируемая поставка».

В соответствии со ст.5 ФЗ «Об ОРД», органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация), а также фальсифицировать результаты оперативно-розыскной деятельности. Однако данное требование закона на практике не всегда выполняется.

Если при передаче наркотиков инициатива исходит непосредственно от сбытчика, он сбывал наркотики ранее, или целенаправленно выполнил все подготовительные действия: приобретал или производил наркотическое средство, фасовал наркотик в удобную упаковку, преследуя цель их сбыть другим лицам, подыскивал покупателей наркотиков, сам назначал место и время встречи и сам предлагал приобрести у него наркотические средства, – такие действия должны быть квалифицированы как сбыт наркотических средств по соответствующей части статьи 228.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Однако, данные обстоятельства должны быть закреплены в виде доказательств в материалах уголовного дела.

Проводимое оперативно-розыскное мероприятие должно быть обосновано, и для его проведения необходимы конкретные данные о причастности лица к обороту наркотиков. Отсутствие у оперативных служб до проведения оперативно-розыскных мероприятий «проверочная закупка» и «оперативный эксперимент» достоверной и проверенной информацией о причастности лица к незаконному распространению наркотических средств или психотропных веществ напрямую свидетельствует о провокации преступления (кроме оперативно-розыскных мероприятий проведенных по поручению следователя, в рамках возбужденного уголовного дела).

Согласно статьи 7 Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 5 июля 1995 года, основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются, в том числе ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Данная информация подразумевает наличие конкретных сведений о противоправной деятельности человека или совершения им всех подготовительных действий.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, а так же Европейского Суда по Правам Человека любая предварительная информация, касающаяся существующего намерения совершить преступление, должна быть проверяема. (Постановление ЕСПЧ «Ваньян против РФ» параграф 49, «Худобин против РФ» параграф 134)

Результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств; содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на ОРМ, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.

Читать еще:  На какие виды подразделяется учет рабочего времени

В последнее время уходит в прошлое проведение закупок на основании якобы наличия у оперативных служб информации о причастности лица к сбыту наркотиков, которую невозможно проверить в связи с секретностью данной информации. Данное основание оформляется в материалах дела рапортом оперативного сотрудника, которого и в настоящее время достаточно для судов, чтобы вынести обвинительный приговор и сослаться на формальное наличие подозрений в причастности к сбыту.

Если закупка проводилась только на основании подобного рапорта, и причастность к сбыту до проведения мероприятия не подтверждается другими доказательствами (показаниями свидетелей ранее приобретавших, результатами прослушивания переговоров и т.д.), то необходимо утверждать об отсутствии фактических оснований для проведения закупки, добиться при допросе сотрудников полиции в суде отказа раскрыть данную информацию.

Как отмечал в своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации, результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона (Определения от 4 февраля 1999 г. № 18-О и от 25 ноября 2010 г. № 1487-О-О).

Следовательно, информация изложенная в рапорте оперативного сотрудника, о наличии подозрений, а также его показания об обстоятельствах очевидцем которых он не являлся, а пришел к выводу об их наличии путем умозаключений, исходя из сведений, ставших ему известными, в связи с его участием в оперативных мероприятиях, если они не подтверждаются другими доказательствами, не могут лечь в основу обвинительного приговора суда по ст.228.1 УК РФ.

То же относится и к другим показаниям сотрудников полиции, которые не подтверждаются доказательствами.

Порочная судебная практика по делам связанным со сбытом наркотиков, сводится в подавляющем большинстве случаев, к игнорированию данных фактов в судах первой и апелляционной инстанций, но приведение данных доводов необходимо для дальнейшего обжалования приговора в кассационном порядке и в Европейский суд по правам человека.

Другим основанием для проведения закупки является якобы добровольное заявление лица, которое в дальнейшем выступает в качестве закупщика, о причастности другого лица к сбыту наркотиков. Сразу после которого оперативные службы приступают к проведению закупки, не проверяя полученную от него информацию.

При этом, иногда сотрудники полиции не скрывают, что данное лицо было задержано ими ранее за совершение преступления, однако суды не видят в данной ситуации фактов заинтересованности закупщика, формально ссылаясь на соблюдение требований закона и отсутствие запрета на его участие при проведении закупки.

Либо данное лицо сотрудничает с сотрудниками полиции на постоянной основе (выступал ранее при проведении других мероприятий в качестве закупщика, или присутствующего гражданина), что фактически свидетельствует о том, что он является агентом полиции, и действует в их интересах.

провокация сбыта наркотиков как признак уголовного преступления

Адвокат по уголовным делам специализирующийся по сбыту наркотика при защите клиента часто сталкивается с провокацией оперативных сотрудников, которые «вооружившись» Законом об оперативно розыскной деятельности, производят задержание выбранного им лица используя «пресловутую удавку» под названием проверочная закупка. Вообще к этому термину адвокат относится крайне негативно, так как он «развязывает руки» оперативным сотрудникам при проведении ОРМ вплоть до нарушения Закона.
Следует сказать, оказывая услуги по уголовному делу по сбыту наркотиков или его хранении, адвокат видит, что суд не однозначно подходит к оценке доказательств полученных оперативным путем, в том числе если наркотики изъяты в ходе проверочной закупки.
При изучении таких дел, если хорошо вникнуть в их историю, а не предаваться формальной стороне протоколов выдачи денег закупщику и в последующем изъятии при понятых у предполагаемого сбытчика наркотиков, то можно увидеть одну закономерность.
В роли закупщика всегда выступает лицо употребляющее наркотики, в отдельных случаях даже задержанное за их хранение. Далее с ним заключается формальное сотрудничество, путем его добровольного написания заявления тем сотрудникам, которые его уже задержали за хранение наркотических средств. После написания заявления он по требованию оперативных сотрудников звонит своему знакомому и просит его продать наркотики. После звонка в определенном месте происходит задержание посредством контрольной закупки, в этот же день всех задержанных допрашивают и все, больше закупщика ни адвокат, ни его подзащитный не видят, даже в суде. В суде прокурор в связи не явкой в суд закупщика, просит огласить его показания, суд идет навстречу обвинению разрешая это сделать, при возражении адвоката защитника, и после оглашения показаний закупщика и показаний оперативных сотрудников, выносит обвинительный приговор. И приговор не «слабый» даже при условии, что у подсудимого изъяли 1,5 грамма наркотика — героина он может отправиться в места не «столь отдаленные» от восьми до пятнадцати лет. Вот примерно и вся работа суда и прокурора вместе с адвокатом. Формально, да, справедливо — нет.
Конечно, адвокат защитник по уголовному делу по сбыту наркотика видя провокацию еще на стадии предварительного следствия, выбирая позиции, просит следователя, прокурора, исключить из числа доказательств незаконно полученные доказательства, которые получены в ходе ОРМ и проверочной закупки. Как показывает практика ни следователь ни прокурор такие ходатайства адвоката никогда не удовлетворяют и тогда адвокат вынужден провести такую же работу в суде.
Примерное поведение обвиняемого или подозреваемого при разбирательстве дела о сбыте наркотика.
Обвиняемый или подсудимый как правило дает показания, что оперативный сотрудник, организовавший проверочную закупку требовал от закупщика продать наркотик, а последний акцентирует следователя на то, что он приобрел наркотическое средство для личного потребления. В действительности сотрудники полиции не располагают сведениями, что задержанный ими закупщик ранее занимался сбытом наркотиков. Для привлечения к ответственности за сбыт необходимо доказать умысел. Далее, в ходе допроса закупщик проходит по делу сперва свидетелем и он настаивает на своих показаниях, что приобрел наркотики у наркоторговца для себя. На стадии предварительного следствия между наркоторговцем и закупщиком проводятся очные ставки, однако они не устраняют противоречия, потому что как каждый стоит на своих показаниях.
Не устранимость показаний ведет к тому, что формально в действиях закупщика суд усматривает часть четвертую статьи 33 и часть первую статьи 228.1 УК РФ и вот результат: закупщик привлекается к уголовной ответственности за соучастие в подстрекательстве к незаконному сбыту наркотиков. Опровергнуть показания одного другим в данной ситуациях практически невозможно.
Согласно Закону все сомнения идут в пользу обвиняемого и адвокат настаивает на прекращении уголовного дела за отсутствием события, а представленные обвинением доказательства просит признать как недопустимыми.
Адвокат ссылается на Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» где «белым» по «черному» написано, что доказательства проверочной закупки наркотиков могут быть допустимыми если они получены по Закону, а действия подсудимого свидетельствуют о наличии у него умысла на сбыт наркотических средств, который возник независимо от действия сотрудников полиции. Трактовка свободная, смысл верный и понятный для всех. Что еще нужно?
Исходя из разъяснений Высшей судебной инстанции должно быть понятно и следователю и прокурору и суду, что при разбирательстве дел по сбыту наркотика необходимо подходить только с одним понимаем для привлечения к ответственности по статье 228.1 УК РФ, что инициатива сбыта наркотика всегда исходит от того кто его продает! И если за спиной закупщика стоят «надоедливые» оперативные сотрудники полиции, а тем более сотрудники полиции пытаются регулировать действия и закупщика и наркоторговца, то такие уголовные дела должны быть прекращены, а виновные должностные лица привлечены к ответственности вплоть до уголовной.
Однако, в виду того, что сбыт наркотика это тяжкий вид преступления, с прекращением такого дела никто не хочет связываться. Оправдательные приговоры или возвращенные прокурору для прекращения настолько единичны, что о них адвокату по наркотикам даже нечего сказать.

Читать еще:  Проверить долги по жкх в челябинске

Провокация сбыта наркотиков

Российская судебная практика вынесения обвинительных приговоров имеет существенный пробел в виде привлечения граждан к уголовной ответственности за сбыт наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов, о котором речь пойдет ниже.

Ведущие адвокаты, коллегии адвокатов «Легис Групп» проанализировали практику обращения своих клиентов по указанным случаям, а также судебную практику по всей стране.

В соответствии с изменениями, внесенными в статью 228.1 Уголовного кодекса РФ, ответственность за сбыт наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов предусмотрена в виде лишения свободы на срок от 8 лет вплоть до пожизненного лишения свободы.

Таким образом, сбыт наркотиков является наиболее тяжким преступлением, предусмотренным УК РФ, за совершение которого человек может получить высшую меру наказания – пожизненное лишение свободы. Учитывая особую общественную опасность сбыта наркотических средств, настоящая ответственность отвечает нынешним реалиям жизни, связанным с тотальным процессом глобализации наркобизнеса.

Однако, на практике, достаточно большое количество выявляемых фактов сбыта наркотических средств, связано с минимальным превышением установленных количественных требований к массе вещества. В зависимости от части статьи 228.1, в большинстве случаев, регистрируется минимальное превышение изъятого наркотика подпадающего под признаки – значительного, крупного и особо крупного размера. Настоящий факт косвенно свидетельствует о том, что необходимое количество изъятого наркотика было создано в условиях, выгодных сотрудникам ФСКН для квалификации по определенной части статьи 228.1 и повышения уровня показателей по выявлению преступлений.

Вместе с тем, если досконально проанализировать обстоятельства, а главное, личность наркоторговца, у которого было изъятого минимальное количество наркотика, подпадающего под определенную часть статьи 228.1, то сразу становится понятным, что это никакой ни «наркобарон», а как правило, обычный человек, попавший под уголовное преследование.

Более чем в 90% случаев, основными доказательствами виновности человека в сбыте наркотиков, при «сомнительных обстоятельствах», является проведение оперативными сотрудниками ФСКН оперативно-розыскного мероприятия – проверочная закупка. Помимо настоящих наркоторговцев, попадающих в ходе данного ОРМ, довольно часто встречаются обычные граждане, которые за свою жизнь не совершили ни одного преступления, даже нарушения правил дорожного движения. Они, как правило, имеют стабильную работу (престижное место учебы), семью, детей …. По каким причинами данные люди в один момент из социально благополучных граждан превратились в наркоторговцев?

Ответ прост. Наркозависимые люди, как правило, находятся под пристальным надзором оперативных сотрудников, которые зачастую используют их болезненное состояние в своей псевдо борьбе с наркобизнесом. Настоящий процесс выглядит следующим образом: оперативные сотрудники выявляют факт незаконного хранения или употребления наркозависимым человеком, после чего, под угрозой лишения его свободы, ограничения употребления им жизненно необходимой дозы наркотических средств, заставляют его провоцировать своих близких родственников, друзей, просто знакомых на передачу ему дозы. Причем, передача этой дозы осуществляется, естественно, под контролем тех же оперативных сотрудников, однако, уже в рамках ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» в качестве оперативно эксперимента.

Каким образом, можно противостоять настоящим незаконным действиям, напрямую указывающим, на совершение провокации сбыта, но формально подпадающим под признаки преступления, предусмотренного ст. 228.1 УК РФ?

В данном случае, необходимо выстроить единственную версию, основанную исключительно на фактически имевшем провокационном событии. Только планомерная юридическая защита невиновного человека приведет к его оправданию.

Ключевым фактом при доказывании невиновности является установление именно факта самой провокации, что с позиции ФЗ «Об ОРД» свидетельствует о нарушении статьи 5, в которой говорится, что органам ФСКН запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий граждан, то есть совершать их провокацию.

Способами юридической защиты в данном случае являются:

  • детальный допрос лица, принимавшего наркотик;
  • допрос лиц, участвовавших в ОРМ в качестве представителей общественности;
  • установление факта наличия между сбытчиком и покупателем доверительных отношений;
  • анализ аудио-видео записей с целью выявления фраз и действий, провоцирующих сбытчика к совершению преступления;
  • скрупулезный анализ действий сотрудников ФСКН (стоит помнить, что их основной задачей являются не действия по выявлению преступлений, а действия по пресечению совершения преступлений).

Адвокаты коллегии адвокатов «Легис Групп» имеют положительный опыт ведения дел по провокации сбыта наркотиков, что подтверждается реальными судебными делами, проведенными как в рамках российской юстиции, так и в международном Суде.

Максим ДОМБРОВИЦКИЙ, адвокат, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Легис Групп»

Как доказать провокацию при сбыте наркотиков

Статья 228.1 УК РФ предусматривает ответственность за сбыт наркотиков и психотропных веществ. Сотрудники правоохранительных органов, в целях сбора улик и доказательств вины подозреваемых, нередко сами прибегают к нарушению закона и допускают неправомерные действия при сборе доказательств.

Доказательства вины по уголовным делам, заведенным в соответствии по ст. 228.1 УК РФ, часто строится на результатах оперативно-розыскных мероприятий, таких как «оперативные эксперименты», «проверочные закупки», «контролируемые поставки» и т.п. Согласно закону, сотрудникам правоохранительных органов, обладающих данными о причастности определенных лиц к сбыту наркотиков, разрешено искусственно создавать условия, при которых могут быть получены доказательства их преступной деятельности. Важным условием проведения подобных операций является наличие у подозреваемого умысла на сбыт, сформированного независимо от действий сотрудников правоохранительных органов и подконтрольных им лиц, участвующих в мероприятии.

Читать еще:  Что такое ходатайство в суде

Что такое сбыт

Незаконный сбыт наркотических средств — это их возмездная или безвозмездная реализация лицом, не имеющего для этого законных оснований. Реализация запрещенных веществ может осуществляться различными способами: продажа, обмен, дача взаймы и т. д. Передача средств от сбытчика к приобретателю может осуществляться непосредственно из рук в руки, либо путем их закладки в тайник и сообщения приобретателю о месте его нахождения. Ответственность за сбыт наркотических средств наступает по ст. 228.1 Уголовного кодекса РФ независимо от количества найденных веществ.

Об умысле виновного на сбыт могут свидетельствовать ряд обстоятельств: изготовление, хранение, приобретение, расфасовка и перевозка наркотиков лицом, которое само их не употребляет. Прямым доказательством умысла является также договоренность с потребителями о доставке наркотиков. Преступление, совершенное обвиняемым, квалифицируется как сбыт в том случае, если он является владельцем наркотиков. Если же передача наркотиков потребителю осуществляется по просьбе третьего лица, то такие действия квалифицируются как соисполнительство в незаконном сбыте.

Введение инъекции другому лицу не считается сбытом, если средство принадлежит самому потребителю либо было приобретено совместно потребителем и лицом, делающим ему укол. Сбытом также не является использование незаконно приобретенного наркотического средства для лечения животных.

В соответствии с уголовным кодексом РФ, сбыт считается законченным преступлением с того момента, как выполнены все необходимые действия по передаче наркотических средств приобретателю, независимо от их фактического получения, в том числе — при проверочной закупке либо в ходе другого оперативно-розыскного мероприятия в соответствии с Федеральным законом № 144 от 12.08.95. К запрещенным средствам относятся психотропные препараты и наркотические вещества, представленные в любой форме — таблетки, порошки, смеси для курения, растения и их части, жидкости для инъекций и пр. Изъятие запрещенных средств в ходе оперативно-розыскных действий сотрудников правоохранительных органов не оказывает влияния на квалификацию преступления и считается оконченным, то есть виновному придется отвечать не за «покушение на сбыт», а именно за «сбыт», в соответствии со ст. 228.1 Уголовного кодекса без ссылки на ст. 30.

Покушение на сбыт — это попытка передачи наркотика, которая была сорвана по независящим от сбытчика обстоятельствам. Если лицо осуществляет незаконную деятельность в виде приобретения, хранения, перевозки, пересылки, изготовления, рафинирования и фасовки запрещенных средств в целях осуществления умысла на сбыт, это означает, что тем самым оно подготавливает эти средства к реализации и отвечает по закону за покушение на сбыт. (ст. 228.1, ст. 30, ч.3). По современным нормам законодательства, согласно введенным поправкам, хранение является не приготовлением к сбыту, а покушением на сбыт, из-за чего меняется мера ответственности с ½ до ¾ от максимального от максимального срока за сбыт.

Что такое провокация сбыта наркотиков

Провокация сбыта наркотиков представляет собой искусственное создание условий, способных подтолкнуть человека на совершение преступления при отсутствии объективных данных, что преступление было бы точно совершено без вмешательства со стороны полицейских или их агентов.

Оперативные сотрудники, стремясь получить доказательства в целях обвинения, часто своими действиями либо действиями своих агентов создают искусственно условия для совершения преступления и подталкивают человека к его совершению. Лицо, которое совершило преступление в результате прямой провокации полиции или их агентов, уголовной ответственности не подлежит.

Согласно законодательству, при сборе доказательств сбыта наркотических средств посредством «оперативного эксперимента» или «проверочной закупки», следствие обязано доказывать объективную и субъективную сторону совершенного преступления.

Под объективной стороной понимаются фактические действия обвиняемого лица по передаче психотропного вещества или наркотического средства, которые могут осуществляться в разных формах: сообщение адреса, передача из рук в руки и пр.

Под субъективной стороной принято понимать направленность умысла именно на сбыт психотропного вещества или наркотического средства. Умысел преступника должен быть направлен именно на сбыт запрещенного средства, и он должен быть сформирован до начала проведения следственно-розыскных мероприятий.

Как доказать провокацию сбыта наркотиков

В суде первой инстанции очень сложно доказать провокацию на сбыт и адвокаты часто идут по пути наименьшего сопротивления, стараются переквалифицировать действия своего подзащитного на пособничество в приобретении и получение им условного срока. При получении обвинительного приговора лицом, преступные действия которого были спровоцированы правоохранительным органами при проведении оперативно-розыскных мероприятий, нужно обращаться в вышестоящие суды вплоть до Европейского суда по правам человека.

  • действия подсудимого совершались исключительно по инициативе, исходящей от лица, выступающего закупщиком наркотиков, который является сотрудником или агентом полиции;
  • преступление было совершено в результате длительных просьб, уговоров, постановкой условий или открытых угроз со стороны провоцирующего лица, склоняющего к этому преступлению;
  • отсутствие в материалах уголовного дела объективных данных о причастности обвиняемого к сбыту наркотиков (то есть отсутствуют основания для проведения против него таких мероприятий).

В таком случае действия подсудимого признаются совершенными в результате провокации преступления.

Стороной обвинения должны приводиться доказательства того, что наркотики принадлежали сбытчику либо третьему лицу с которым он вступил в сговор на совершение преступления. Следствие должно доказать, что подсудимый осознавал противоправность своих действий и ставил перед собой цель именно распространения (сбыта) наркотиков, передачи их лицам, которые не являются их владельцами.

На первом этапе расследования сотрудники, пользуясь юридической безграмотностью обвиняемого, часто сознательно вводят его в заблуждение относительно квалификации его действий. Они стараются его убедить, что именно он является сбытчиком в данной ситуации и квалифицируют его действия как сбыт (ст. 228.1 УК РФ), то есть путем обмана получают нужные для стороны обвинения доказательства, присутствует объективная составляющая обвинения.

В протоколах отражаются данные, свидетельствующие о сбыте, и отсутствует информация о возможной провокации со стороны полиции. Адвоката нужно подключать на самом раннем сроке начала судебного разбирательства, чтобы обвиняемый не успел поставить подписи под тем, чего он на самом деле не совершал, так как затем опровергнуть это бывает, как правило, весьма затруднительно.

Часто задержанного уговаривают дать показания, что наркотические средства были им приобретены до начала проведения оперативных мероприятий. Одним из частых подтасовок является приобщение к делу телефонного разговора, где ведутся переговоры о передаче средства, и отсутствует информация о предыдущих звонках закупщика, которые могут служить доказательством того, что имела место провокация со стороны закупщика.

Нужно помнить также, что если задержанный давал объяснения в отсутствии адвоката, то такие объяснения доказательством его вины считаться не могут.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector