0655.ru

Справки онлайн
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Когда банки могут продавать долги коллекторам: решение ВС

Когда банки могут продавать долги коллекторам: решение ВС

Когда банки могут продавать долги коллекторам: решение ВС

"Сбербанк" выиграл суд у своей должницы, но решил не связываться с исполнительным производством и переуступил право требования к ней физическому лицу. Индивидуальный предприниматель, который и заключил договор цессии с кредитной организацией, попросил суд о процессуальном правопреемстве, чтобы взыскать деньги с должницы вместо банка. Но ему отказали, сославшись на отсутствие у него банковской лицензии. В деле разбирался Верховный суд.

Суды не дали "выбить" долг

Елена Хмурова* в 2011 году взяла кредит в "Сбербанке", но вовремя вернуть деньги не смогла. Кредитной организации пришлось взыскать долг – 86 420 руб. с Хмуровой в судебном порядке. Мучаться с исполнительным производством банк не захотел и переуступил право требования к должнице Алексею Глотову*. Тот, в свою очередь, заключил договор цессии с ИП Виктором Чепенко*. Последний-то и попросил суды о процессуальном правопреемстве: вместо "Сбербанка" признать его кредитором, чтобы должница выплатила ему деньги.

Сначала Советский районный суд Краснодара, а потом и апелляция отказались это делать, ссылаясь на отсутствие согласия ответчицы (дело № 33-20049/2015). По мнению судов, в спорной ситуации личность кредитора имеет существенное значение для должника. Суды пояснили, что Закон о защите прав потребителей не дает возможности банкам передать право требования по кредитному договору с потребителем тем лицам, которые не имеют лицензии на осуществление банковской деятельности (п. 51 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 года № 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей"). А у Чепенко она отсутствует, да и в кредитном договоре Хмуровой не прописана возможность передачи прав к лицам без банковской лицензии.

Получить деньги можно и без банковской лицензии

Истец не согласился с такими выводами и обжаловал решения нижестоящих инстанций в Верховный суд. "Тройка" под председательством Вячеслава Горшкова пояснила, что долг Хмуровой взыскан в пользу банка в судебном порядке (дело № 18-КГ16-79). Значит, при разрешении вопроса о процессуальном правопреемстве для должника не имеет значения личность взыскателя, даже если у него нет лицензии на осуществление банковской деятельности, подчеркнул ВС. Судьи пояснили, что закон не запрещает взыскателю заключить договор уступки права требования с любым третьим лицом.

Кроме того, в п. 4.2.4 кредитного договора Хмуровой с банком предусмотрена возможность кредитора переуступить свои права по соглашению другому лицу без согласия заемщика, отметил ВС. "Тройка" заключила, что по смыслу этого положения кредитная организация могла заключить договор цессии с любым третьим лицом, в том числе и без лицензии на осуществление банковской деятельности.

ВС постановил отменить решение апелляции и отправить дело на новое рассмотрение обратно в Краснодарский краевой суд (прим. ред.на данный момент оно еще не рассмотрено).

Совет экспертов Право.ru: "Не бойтесь предлагать банкам свои условия"

У Дениса Фролова, партнера юридической компании "BMS Law Firm", вызывают недоумение судебные акты нижестоящих инстанций, которые отказали предпринимателю в правопреемстве: "Те же Арбитражные суды уже давно решают такие вопросы однозначно: если нет договорных ограничений, то банк может уступить права требования к должнику любому лицу". Юрист полагает, что наличие запрета на правопреемство создало бы очень серьёзные экономические последствия для всего банковского сектора: "Кредитные организации, уступая проблемные долги, избавляются от просроченной задолженности, не делают резервы". Гражданам эксперт дает следующий совет: "Если хотите сделать невозможной уступку права требования по кредитному договору, то пропишите соответствующее условие в договоре". Но тут же оговаривается, что на практике это слабореализуемо, так как в подавляющем большинстве случаев заёмщик подписывает договор на условиях редакции банка без возможности его изменить.

Сергей Егоров, адвокат, управляющий партнер АБ ЕМПП, отмечает, что практика ВС по спорному вопросу последовательна с середины 2015 года. Он считает, что такая позиция ВС направлена на пресечение недобросовестных действий со стороны заемщика, уклоняющегося от погашения задолженности.

Подтверждает слова коллеги Диана Агасиева, адвокат КА "Бурцева, Агасиева и партнеры", и приводит в пример аналогичное решение ВС по спорному вопросу – Определение от 07 июня 2016 года (дело № 8-КГ16-10). Адвокат разъясняет, что по общему правилу действующего законодательства должника нужно уведомить в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. Гражданам она советует не бояться предлагать банку заключить договор на условиях, удобных для заемщика.

Антон Помазан, старший юрист "BGP Litigation", дополняя других спикеров, поясняет, что в декабре 2013 года приняли Федеральный закон № 353 "О потребительском кредите", который разрешил банкам уступать права требования по долгам иным лицам еще до исполнительного производства. Юрист подчеркивает, что речь обычно идет о цессии по небольшим суммам: "Банкам невыгодно самостоятельно заниматься их взысканием". Личность кредитора имеет значение только при получении и обслуживании кредита из-за гарантий, установленных для физических лиц, уверен Помазан.

ВС РФ определил, при каких условиях банки могут передавать долги граждан коллекторам

ВС РФ пришел к выводу, что долги граждан по банковским кредитам можно передавать коллекторам только в случае, если такая возможность прямо предусмотрена в договоре банка с клиентом. Законодательство о защите прав потребителей не предусматривает право банка передавать права требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим соответствующей лицензии на право осуществления банковской деятельности. Однако такая возможность может быть прописана в договоре.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Суть дела

Между ОАО «УРСА Банк» и гражданкой К. 31.10.2007 заключен кредитный договор по программе «кредитная карта VISA», согласно которому банк предоставил заемщице кредит в размере 35 000 руб. под 25% годовых. Срок действия кредитного договора — до востребования, но не позднее 27.05.2027. Во исполнение кредитного договора банк осуществил перечисление денежных средств ответчику в размере 35 000 руб, что подтверждается выпиской по счету.

Позднее ОАО «УРСА Банк» был реорганизован в ОАО «МДМ Банк», который, в свою очередь, был реорганизован в ПАО «Бинбанк».

Читать еще:  Постановка автомобиля на учет в ГИБДД

В феврале 2013 г. между ОАО «МДМ Банк» и ЗАО КБ «Кедр» заключен договор, согласно которому к ЗАО КБ «Кедр» перешло право требования по кредитному договору, заключенному с гражданкой К. И в этот же день права требования по кредитному договору, заключенному с гражданкой К., последовательно перешли от ЗАО КБ «Кедр» к ОАО «АБ „Пушкино“», а затем к ООО «Нет долгов» в связи с заключением договоров уступки прав от 27.02.2013.

Через год, 10.02.2014, между ООО «Нет долгов» (цедент) и ООО «Бастион» (цессионарий) заключен договор уступки требования (цессии), согласно которому цессионарий принял права требования к физическим лицам по выкупленным цедентом кредитным обязательствам, вытекающим из кредитных договоров, заключенных с должниками третьим лицом. В реестре уступаемых прав по договору числится кредитный договор, заключенный гражданкой К. Сумма задолженности ответчика по кредитному договору на момент передачи прав требования составляла около 713 000 руб.

ООО «Бастион» обратилось в суд с иском к гражданке К. о взыскании задолженности по кредитному договору в размере уже 865 000 руб. (к этому моменту сумма задолженности еще возросла), а также расходов на оплату государственной пошлины в размере 12 000 руб.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил требования истца. Он исходил из того, что гражданка К. ненадлежащим образом исполняла свои обязательства по кредитному договору, права требования по которому уступлены по договору цессии ООО «Бастион».

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, указав при этом, что согласие гражданки К. на заключение оспариваемых договоров цессии не требовалось, поскольку личность кредитора не имела существенного значения для исполнения должником обязательств, вытекающих из кредитного договора. Кроме этого, суд отметил, что кредитный договор не содержит условия, запрещающего передачу прав третьим лицам.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. При этом он руководствовался следующей логикой.

В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент совершения сделок уступки прав от 27.02.2013) право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ). При этом в п. 51 постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено, что, разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Закон РФ от 07.02.92 № 2300-1 «О защите прав потребителей» не предусматривает право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Исходя из этого, ВС РФ пришел к выводу, что действующее законодательство не исключает возможность передачи права требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, однако такая уступка допускается, если соответствующее условие предусмотрено договором между кредитной организацией и потребителем и было согласовано сторонами при его заключении.

Как следует из материалов дела, кредитный договор, заключенный между банком и гражданкой К., а также условия кредитования, являющиеся его неотъемлемой частью, не содержали положения о возможности уступки прав по данному договору третьим лицам. Таким образом, судом первой инстанции не учтены, а судом апелляционной инстанции неправильно применены разъяснения, содержащиеся в п. 51 постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17. Подобные нарушения права являются существенными, так как они повлияли на исход дела.

Приведенное дело является не первым прецедентом, в котором ВС РФ запретил уступку права требования к должнику по кредитному договору коллекторам в случае, если подобная возможность прямо не предусмотрена в договоре. Ранее соответствующая правовая позиция высказывалась, в частности, в определениях ВС РФ от 06.11.2018 № 14-КГ18-47, от 23.06.2015 № 53-КГ15-17.

Отметим, что на практике банки в большинстве случаев все же прописывают в кредитном договоре свое право на уступку праву требования. И заемщикам, как правило, сложно добиться исключения подобных условий.

Как избежать продажи
долга по кредиту

Проценты, штрафы и испорченная кредитная история — это лишь часть проблем, которые грозят при просрочке платежей. Если долго тянуть с оплатой, банк может прибегнуть к цессии — уступке прав требования по кредиту в пользу других лиц. Иными словами, он вправе продать долг, например, коллекторским агентствам. Рассказываем, что происходит с кредитом после продажи и как избежать такой ситуации.

Почему банк может продать долг

В каждом кредитном договоре есть пункт с формулировкой «в случае несвоевременного исполнения заемщиком принятых обязательств по кредиту, кредитор наделен правом на основании законодательства РФ и с учетом условий договора на уступку прав (требований) в пользу третьего лица». Банк продает долг, после чего права требования переходят в пользу нового кредитора — другого юридического или физического лица.

Продажа долга — это законное право банка. Оно гарантировано Гражданским кодексом, а также законами 230-ФЗ и 353-ФЗ. Но банк не стремится продать долг при первой возможности: он готов сотрудничать и договариваться с клиентом без привлечения других лиц. Сначала банк пытается урегулировать вопрос по оплате просроченной задолженности в диалоге с клиентом и найти совместное решение:

  • выясняет причины просрочек;
  • предлагает способы оплаты;
  • находит индивидуальные решения;
  • уведомляет о последствиях просрочек платежей.

Если диалог с клиентом не приводит к оплате долга или клиент не выходит на связь, банк оценивает риски дальнейшего погашения кредита и инициирует продажу долга. Это компенсирует банку затраты на обслуживание клиента и взаимодействие с ним.

Читать еще:  Способы обналичить материнский капитал в 2022 году

Что происходит с кредитом после продажи

Как только банк продает кредитный договор, он перестает быть кредитором. Любые обращения в офис или службу поддержки банка теряют смысл: клиенту придётся решать вопрос по оплате задолженности с новым кредитором.

К новому кредитору переходит право требования уплаты долга и обращения в суд. Его основная задача — получить полную сумму вместе с начисленными процентами и штрафами. Он вправе использовать для этого любые законные инструменты, чтобы компенсировать расходы на покупку портфеля кредитных договоров.

Если взыскать задолженность не получится, кредитный договор снова можно перепродать третьим лицам. Количество таких сделок не ограничено: договор может переходить от одной компании к другой, пока должник полностью не выплатит всю сумму задолженности по кредитному договору.

Как не допустить продажи долга

Чтобы банк не продал кредитный договор, необходимо соблюдать его условия. А если вовремя внести оплату не получается, нужно следовать простым рекомендациям:

  • связываться с сотрудниками банка для решения вопроса;
  • обсуждать возможные решения по погашению долга;
  • искать денежные средства для оплаты задолженности;
  • возвращаться в график платежей как можно скорее.

Поддерживать связь с сотрудниками банка важно всегда. Если не выходить на связь, узнать о продаже долга получится только постфактум, когда появится новый кредитор.

Помните: только диалог с банком и желание клиента решить проблему позволит избежать продажи кредитного договора.

Уступка прав по кредитному договору

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 ноября 2018 г. N 14-КГ18-47 Апелляционное определение об отказе в иске о взыскании задолженности по кредитному договору отменено, а дело передано на новое рассмотрение, поскольку требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н., Киселёва А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Синякова А.В. к Рубцовой Ж.Ю. о взыскании задолженности по кредитному договору,

по кассационной жалобе Синякова Андрея Владимировича на решение Борисоглебского городского суда Воронежской области от 14 сентября 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 14 декабря 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., установила:

Синяков А.В. обратился в суд с иском к Рубцовой Ж.Ю. о взыскании задолженности по кредитному договору за период с 22 августа 2016 г. по 9 января 2017 г. в размере 320 312,88 руб., из которых 291 457,12 руб. сумма основного долга, 28 855,76 руб. непогашенные проценты, в обоснование иска указав на то, что у Рубцовой Ж.Ю. имеется долг перед ПАО "Сбербанк России" (далее — банк), которое уступило право требования Никульшину В.И., а последний уступил право требования Синякову А.В.

Решением Борисоглебского городского суда Воронежской области от 14 сентября 2017 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 14 декабря 2017 г. решение суда первой инстанции по существу оставлено без изменения, из мотивировочной части исключены указания суда на отсутствие подлинников договоров об уступке права требования как достаточное основание для отказа в иске.

В кассационной жалобе содержится просьба об отмене указанных судебных постановлений как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 5 октября 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены обжалуемых судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права допущены судами первой и апелляционной инстанций.

Судами установлено, что 21 декабря 2010 г. между банком и Рубцовой Ж.Ю. заключен кредитный договор N 7664, в соответствии с условиями которого банк предоставил кредит в размере 650 000 руб. на срок 60 месяцев, а заемщик обязался возвратить сумму кредита и уплатить на нее проценты в размере 17% годовых.

Пунктом 4.2.5. кредитного договора предусмотрено, что кредитор имеет право полностью или частично переуступить свои права по договору другому лицу без согласия заемщика.

11 декабря 2015 г. банк уступил права (требования) по просроченным кредитам физических лиц Никульшину В.И. по договору уступки прав (требований) N 21-В1В2ВЗ объемом 41 340 280,85 руб., в том числе сумма основного долга 36 479 057,36 руб. по цене 1 663 000 руб.

19 декабря 2015 г. стороны подписали уточненный акт приема-передачи прав (требований) на 17 декабря 2015 г., в числе которых было право требования к Рубцовой Ж.Ю.

27 декабря 2016 г. Никульшин В.И. уступил права (требования) по просроченным кредитам физических лиц Синякову А.В. по договору уступки прав (требований) N 01 объемом 63 871 886,77 руб., в том числе сумма основного долга 54 007 685,45 руб. по цене 5 609 750,94 руб.

В этот же день стороны подписали акт приема-передачи прав (требований), в числе которых было право требования к Рубцовой Ж.Ю.

Читать еще:  Отчет о финансовых результатах форма 2

30 января 2017 г. Синяков А.В. направил Рубцовой Ж.Ю. претензию с требованием погасить задолженность по кредитному договору в размере 291 457,12 руб. — основной долг и 28 855,76 коп. — проценты.

14 июня 2017 г. судебным приказом мирового судьи судебного участка N 1 в Борисоглебском судебном районе Воронежской области по делу N 2-333/17 с Рубцовой Ж.Ю. в пользу Синякова А.В. взыскана задолженность по кредитному договору от 21 декабря 2010 г. N 7664 за период с 22 августа 2016 г. по 9 января 2017 г. в сумме 320 312,88 руб. и расходы по уплате госпошлины в размере 3 202 руб.

6 июля 2017 г. определением мирового судьи судебного участка N 1 в Борисоглебском судебном районе Воронежской области судебный приказ отменен в связи с подачей Рубцовой Ж.Ю. заявления об отмене судебного приказа и возражений против его исполнения.

Поскольку Рубцова Ж.Ю. не погасила задолженность по кредиту, Синяков А.В. обратился в суд с настоящим иском.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истец не представил доказательства перехода прав требования к Никульшину В.И. от банка и далее к истцу. Суд также указал на отсутствие в кредитном договоре условия об уступке права по договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности; недоказанность истцом факта просрочки Рубцовой Ж.Ю. по оплате кредита, отсутствие расчета взыскиваемой суммы.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, но исключил из мотивировочной части указания суда на отсутствие подлинников договоров об уступке права требования как достаточное основание для отказа в иске.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что с данными выводами судов согласиться нельзя по следующим основаниям.

Пунктом 51 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" разъяснено, что разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Таким образом, действующее законодательство не исключает возможность передачи права требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, такая уступка права допускается, если соответствующее условие предусмотрено договором между кредитной организацией и потребителем и было согласовано сторонами при его заключении.

В пункте 4.2.5. кредитного договора Рубцова Ж.Ю. и банк согласовали, что последний имеет право полностью или частично переуступить свои права по договору другому лицу без согласия заемщика.

Сторонами данное обстоятельство не оспаривалось, сам кредитный договор недействительным либо незаключенным не признавался.

Договор уступки прав (требований), согласно которому банк уступил права (требования) по просроченным кредитам физических лиц Никульшину В.И., а также последующий договор уступки прав (требований), заключенный между Никульшиным В.И. и Синяковым А.В., не оспаривались, недействительными или мнимыми не признаны.

Суд апелляционной инстанции, оценивая пункт 4.2.5. кредитного договора как ничтожный, указал на то, что не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (пункт 2 статьи 388, статья 857 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 382 Гражданского кодекса Российской Федерации для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором, при этом в законодательстве Российской Федерации отсутствует норма, которая бы устанавливала запрет на получение согласия заемщика-гражданина на уступку кредитной организации требований, вытекающих из кредитного договора.

Таким образом, требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора.

Учитывая изложенное, вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности условия кредитного договора об уступке не может быть признан правомерным.

Поскольку допущенные судом первой и апелляционной инстанции нарушения норм материального права, являются существенными и повлияли на исход дела, без их устранения невозможна защита охраняемых законом интересов заявителя, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 14 декабря 2017 г. отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 14 декабря 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

ПредседательствующийГоршков В.В.
СудьиМарьина А.Н.
Киселёв А.П.

Обзор документа

Гражданин, ставший в результате цессий кредитором заемщицы, требовал с нее долг по кредиту. Ему отказали в иске, но Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение.

Долг потребителя по кредиту банк может уступить тому, у кого нет банковской лицензии, если такое условие закреплено в договоре. Кредитный договор как раз предусматривал, что банк вправе без согласия заемщика уступить свои права другому. Договор недействительным или незаключенным не признавали. Апелляционная инстанция посчитала это условие ничтожным, так как ГК не позволяет без согласия должника уступать требование по обязательству, в котором личность кредитора существенна. Между тем закон не запрещает получать согласие гражданина на уступку требований из кредитного договора. Таким образом, требование вернуть кредит не связано неразрывно с личностью кредитора.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector