0655.ru

Справки онлайн
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Уступка прав требования: самые популярные вопросы

Уступка прав требования: самые популярные вопросы

Цессия 2.jpgНет, не приводит. Уступка прав требований представляет собой замену стороны в обязательстве, а не в договоре. Это очень важно понимать, и вот почему. Если Вам недопоставили товар, то Вы как Покупатель должны предъявить Продавцу требование о допоставке, а так же договорную неустойку. Если же Вы ещё должны (предположим по договору отсрочка платежа – 45 дней) и долг уступлен (Вами получено соответствующее уведомление), то к кому Вам предъявлять претензию, к старому или новому Кредитору? Важно понимать, что такие претензии предъявляются к первоначальному кредитору. Почему? Потому что уступка прав не приводит к замене стороны в договоре. Это хорошо видно на примере договора энергоснабжения. Энегоснабжающая компания может передать право на взыскание задолженности с абонента кому угодно, но она всё равно поставлять абоненту энергию.

  • 8. Как правило, уступка права производится на возмездной основе. А если в договоре уступки прав требований отсутствует условие о вознаграждение, означает ли это, что такая уступка прав требования незаконна?
  • 9. Между Цедентом и Цессионарием заключено соглашение об уступке прав требования. Однако спустя некоторое время, Цедент передумал и не передал Цессионарию документы, подтверждающие наличие перед Цедентом долга. Состоялась ли уступка прав?

Уступка права состоялась, так как передача подтверждающих документов Цессионарию происходит во исполнении уже заключенного соглашения об уступке прав. Уступка права подтверждается или самим Соглашением, или Актом приема-передачи прав, если такой акт предусмотрен Соглашением. Конечно, Цессионарий не сможет взыскать в суде задолженность с контрагента Цедента, поэтому он должен вначале обратиться в суд на самого Цедента с исковым заявлением об истребовании документов. И только после получения всех необходимых бумаг, он сможет заняться взысканием самой задолженности.

  • 10. Может ли соглашение об уступке прав требования быть признанно незаключенным?

Конечно, как и любой договор, соглашение об уступке прав может быть признано незаключенным, хотя на практике это довольно редкие случаи. Так, например, нельзя признать соглашение заключенным, если передаются права кредитора по договору энергоснабжения и в нем не указан конкретный период, за который передается право, сумма задолженности, данные, позволяющие рассчитать сумму задолженности. Одним словом, в договоре цессии должен быть согласован предмет сделки.

  • 11. Если в соглашении об уступке прав требования, указано на уступку основного долга, означает ли это автоматически, что к Цессионарию переходит право взыскивать пени или проценты?

Да, если по договору цессии Вам передан только основной долг, то это означает, что вместе с ним передается и право требования предусмотренных основным договором пени (штрафов) или право на взыскание процентов по ст. 395 ГК РФ. Иное правило может быть установлено договором цессии. В частности, цессия возможно только в отношении неустоек или только в отношении суммы основного долга, но данные моменты должны быть четко прописаны в договоре. Интересно отметить, что если обязательство обеспечено залогом, то и залог переходит к Цессионарию, то есть начинает обеспечивать права требования нового кредитора. Но, разумеется, в ЕГРП, если речь идет об ипотеке, необходимо внести соответствующие изменения.

  • 12. Возможно ли уступить прав требования на возмещение убытков?

Право на возмещение убытков может быть уступлено любому третьему лицу. Это следует из пункта 17 информационного письма ВАС РФ от 30.10.2007 № 120.

  • 13. Поручитель оплатил долг Банку за основного заемщика. Может ли поручитель уступить третьему лицу свое право взыскать долг с заемщика?

Как известно, если поручитель оплачивает долг заемщика, то к нему переходят все права кредитора, включая право на проценты и пени. В свою очередь поручитель имеет право уступить свое право любому третьему лицу.

Уступка права требования: общие вопросы и правовая основа

Налоги & бухучет

Рассмотрение вопросов, связанных с законодательным урегулированием отношений по уступке права требования, начнем с того, что же она собой представляет.

Что такое уступка права требования?

Уступка права требования — это одно из оснований замены кредитора в обязательстве ( ст. 512 ГКУ). Это сделка (договор), на основании которого старый кредитор передает свои права новому кредитору, а новый кредитор принимает эти права и (1) обязуется либо (2) не обязуется их оплатить. Договор уступки права требования также в практике делового оборота называется «договор цессии», а его субъекты — соответственно «цеденты» (старый кредитор) и «цессионарий» (новый кредитор).

(1). Договор уступки права требования может быть возмездным, если в нем предусмотрена обязанность нового кредитора предоставить старому кредитору какое-либо имущественное предоставление вместо полученного права требования. В таком случае на отношения цессии распространяются положения о договоре купли-продажи ( ст. 656 ГКУ).

(2). Если договор уступки права требования является бесплатным, т. е. право по обязательству переходит к новому кредитору без какого-либо встречного предоставления, такие отношения регулируются нормами, касающимися дарения ( ст. 717 ГКУ).

уступка права требования представляет собой сделку, которая только передает право требования от первоначального кредитора к новому кредитору

img 2

Проиллюстрируем сказанное на примере.

Пример. Предприятие А поставило товар (операция 1) предприятию Б. Впоследствии предприятие А заключает договор с предприятием В, по которому передает последнему свое право денежного требования у предприятия Б (операция 2). Иными словами, теперь должник (Б) после предъявления требования (операция 3) должен заплатить за поставку не продавцу (А), а третьему лицу (В). В таком случае имеет место договор цессии (уступки права требования) между предприятиями А и В, который может предусматривать компенсацию от нового кредитора (В) старому кредитору (А) либо без таковой.

Читать еще:  Разъездной характер работы в трудовом договоре пример

Также специальным договором, направленным на передачу права требования, является договор факторинга, где сторонами договора выступают фактор и клиент.

Важно! Факторинг относится к финансовой услуге ( п. 11 ч. 1 ст. 4 Закона № 2664), поэтому фактором (новым кредитором) в договоре уступки может выступать исключительно банк или иное финансовое учреждение. Если стороной в договоре факторинга будет другое лицо, не являющееся финансовым учреждением, заинтересованная сторона может попытаться через суд признать такой договор недействительным (см. определение ВАСУ от 16.06.2015 г. № К/800/16801/15, постановление ВХСУ от 09.08.2016 г. № 911/1079/16).

О том, как отличить договор факторинга от договора уступки права требования, поговорим дальше.

Факторинг как разновидность уступки права требования

Основные признаки факторинга: приведены в ч. 1 ст. 1077 ГКУ. Так, по договору факторинга одна сторона (фактор) передает или обязуется передать денежные средства в распоряжение второй стороне (клиенту) за плату (любым предусмотренным договором способом), а клиент уступает или обязуется уступить фактору свое право денежного требования к третьему лицу (должнику).

Итак, по сути, факторинг представляет собой финансирование под уступку права денежного требования. То есть здесь три ключевых момента:

— происходит передача денежного требования;

— фактор передает или обязуется передать клиенту денежные средства;

— предусматривается вознаграждение фактору.

Только тот договор можно будет назвать договором факторинга, в котором присутствуют все приведенные выше признаки. Учтите:

в договоре факторинга плата может устанавливаться любым способом, в том числе в виде отдельного вознаграждения либо путем определения цены передаваемого требования в размере меньшем, чем «номинал» требования (дисконтирования суммы долга), а также комбинацией этих условий

Требования к оформлению уступки права требования

Общие требования к порядку замены кредитора в обязательстве (в частности, к уступке права требования) регулируют нормы ст. 512 — 519 ГКУ. Выделим основные из них, которые необходимо учитывать при заключении договора уступки права требования:

1. Уступка права требования не может осуществляться, если соответствующий запрет содержится в договоре или законе ( ч. 3 ст. 512 ГКУ).

Соответствующий запрет может также устанавливаться учредительными документами. Кроме того, уступить право требования по договору дарения (т. е. бесплатно) предпринимательское общество может, только если право дарения прямо установлено его учредительными документами ( ч. 3 ст. 720 ГКУ).

2. Уступка права требования должна совершаться в той же форме, что и сделка, на основании которой возникло обязательство, право требования по которому передается новому кредитору ( ч. 1 ст. 513 ГКУ). Так, сделка по уступке права требования, возникшего на основании договора, подлежащего госрегистрации, должна быть зарегистрирована в том же порядке, как и такой договор ( ч. 2 ст. 513 ГКУ).

3. Не допускается замена кредитора в обязательствах, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности в обязательствах о возмещении вреда, причиненного увечьем, другим повреждением здоровья или смертью ( ч. 1 ст. 515 ГКУ).

В частности, в отношении юридических лиц не допускается замена кредитора в обязательствах по возмещению морального вреда, состоящего в унижении деловой репутации такого юрлица ( п. 4 ч. 2 ст. 23 ГКУ). Кроме того, например, не допускается передача сособственником своего преимущественного права покупки части в праве общей частичной собственности другому лицу ( ч. 5 ст. 362 ГКУ).

4. Для уступки права требования согласие должника не требуется, если противоположное не предусмотрено договором или законом ( ч. 1 ст. 516 ГКУ).

5. Однако о произведенной уступке права требования сообщить должнику необходимо. Причем уведомление должно быть в письменной форме. В случае неуведомления должник может выполнить обязательство в пользу старого кредитора. В этом случае обязательство будет считаться выполненным надлежащим образом ( ч. 2 ст. 516 ГКУ) и никаких претензий к нему ни новый, ни старый кредиторы предъявить не смогут. Тогда новому кредитору придется требовать погашения обязательства уже от старого кредитора.

Поэтому в интересах нового кредитора уведомить должника о произведенной уступке самому или предусмотреть в договоре с первоначальным кредитором обязанность последнего совершить такое уведомление.

6. Старый кредитор должен передать новому кредитору документы, удостоверяющие право требования, и информацию, являющуюся важной для их осуществления ( ч. 1 ст. 517 ГКУ).

должник имеет право не выполнять обязательство в пользу нового кредитора до предоставления последним доказательств перехода к нему прав в обязательстве ( ч. 2 ст. 517 ГКУ)

7. К новому кредитору переходят все права старого кредитора в обязательстве в объемах и на условиях, которые существовали на момент перехода этих прав, если иное не установлено договором или законом ( ст. 514 ГКУ).

И еще одно. При оформлении отношений по уступке права требования, кроме традиционных реквизитов, в договоре также нужно указать: какие документы, подтверждающие право требования, передаются старым кредитором новому; должника, к которому предъявляется право требования; договор, из которого вытекает право требования; основания возникновения права требования у старого кредитора; признаки, индивидуализирующие право требования.

ВС напомнил правила перехода одного и того же требования от одного цедента между несколькими лицами

ООО «ЭнергоСтройСнаб» подало иск к ООО ПСО «Бетондорстрой» с требованием о взыскании более 17 млн руб. долга и более 2 млн руб. процентов за пользование чужими деньгами. 14 июля 2017 г. суд первой инстанции в иске отказал. Истец подал апелляционную жалобу, которая была удовлетворена 26 ноября 2017 г. В связи с этим ответчик обратился в суд округа с кассационной жалобой.

Читать еще:  Что делать, если застройщик затягивает сроки сдачи жилья по ДДУ

В кассационную инстанцию также от прихода Крестовоздвиженской церкви села Каинки Верхнеуслонского района Республики Татарстан Казанской епархии РПЦ поступило заявление о процессуальном правопреемстве, в котором он попросил произвести замену истца – общество «ЭнергоСтройСнаб» на него. В обоснование ходатайства суду был представлен договор уступки права требования от 1 декабря 2017 г.

В то же время от ООО «Промрегион» также поступило заявление о процессуальном правопреемстве, мотивированное заключением договора об уступке права требования от 20 мая 2017 г. между обществом «ЭнергоСтройСнаб» и этой компанией. Предметом договора являлось право требования к должнику в пользу компании «Промрегион».

Суд округа указал, что договор об уступке права требования был заключен до вынесения по данному делу решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции, однако в нижестоящие суды доказательств о процессуальном правопреемстве представлено не было. «Таким образом, ООО “Промрегион” фактически пытается ревизировать вступившие в законную силу судебные акты, не оспаривая их в кассационном порядке, что является неправомерным», – посчитала кассация и удовлетворила ходатайство церкви. Решение апелляционной инстанции было оставлено без изменения.

Компания «Промрегион» обратилась с жалобой в Верховный Суд. Рассмотрев материалы дела № А65-31611/2016, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ вынесла Определение № 306-ЭС18-6395 об отмене решения суда округа в части, касающейся процессуального правопреемства.

ВС указал, что согласно п. 4 ст. 390 ГК РФ в отношениях между несколькими лицами, которым одно и то же требование передавалось от одного цедента, требование признается перешедшим к лицу, в пользу которого передача была совершена ранее.

Кроме того, Суд сослался на п. 7 Постановления Пленума ВС от 21 декабря 2017 г. № 54, который указывает, что при отсутствии исполнения со стороны должника надлежащим кредитором считается цессионарий, в отношении которого момент перехода требования наступил ранее (в настоящем деле совпадает с моментом заключения договора). Другой цессионарий, в отношении которого момент перехода спорного требования должен был наступить позднее, вправе требовать с цедента возмещения убытков. В случае исполнения должником такому иному лицу риск последствий исполнения несет цедент или цессионарий, которые знали или должны были знать об уступке требования, состоявшейся ранее. «Следовательно, при отсутствии исполнения должником в качестве общего правила действует критерий момента перехода требования, указанный в п. 4 ст. 390 ГК РФ», – отметил ВС РФ.

Верховый Суд указал, что кассация, делая вывод о переходе спорного права требования к организации, не учла, что в силу действующего законодательства приоритет цессии при заключении нескольких соглашений об уступке одного и того же права (требования) отдается договору цессии, который заключен ранее, и не дала оценки моменту перехода права, исходя из приоритета уступки, что не может быть признано законным.

Кроме того, Суд отметил, что поскольку заявление о процессуальном правопреемстве не относится к требованиям по существу спора, то положения ст. 287 АПК РФ не препятствуют суду кассационной инстанции устанавливать обстоятельства, позволяющие определить момент перехода спорного права требования с учетом уступки его цедентом сразу двум цессионариям.

В определении сказано, что согласно п. 4.1 договора цессии от 1 декабря 2017 г. цедент отвечает перед цессионарием за недействительность переданного ему требования, а в п. 3.4 договора цессии от 20 мая 2017 г. общество «ЭнергоСтройСнаб» подтвердило и гарантировало организации «Промрегион», что никакие иные соглашения, либо договоры уступки прав требований, либо взаимозачеты по уступаемому праву иным лицам не передавались и передаваться не будут. «Между тем вопросы о существовании уступаемого права на момент заключения договора от 1 декабря 2017 г. с учетом приведенных условий договоров и положений о моменте перехода права, а также о добросовестности сторон судом округа не исследовались», – отметил Суд.

Как заключил ВС, суду округа надлежало установить, в рамках какого именно договора цессии были совершены необходимые действия, направленные на создание правовых последствий, связанных с переходом права требования, такие как передача и получение подлинных документов, удостоверяющих право требования к должнику, направление ему уведомления о состоявшейся уступке.

Руководитель практики Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Александр Латыев указал, что причина спора кроется в неудовлетворительном регулировании этого вопроса как в ГК – даже с учетом его изменения за последние годы – так и в том, что сам Верховный Суд полгода назад при принятии Постановления Пленума ВС РФ о перемене лиц в обязательствах (№ 54 от 21 декабря 2017 г.) уклонился от формулировки своей позиции по этому вопросу. Эксперт отметил, что нельзя сказать, чтобы Судебная коллегия по экономическим спорам дала однозначный ответ: в итоговом определении она попыталась «раздать всем сестрам по серьгам».

«Что касается законодательства, то проблема в том, что право считается перешедшим от цедента к цессионарию в тот момент, когда они об этом договорились. С одной стороны, это вполне естественно с учетом нематериального характера обязательственных требований, а с другой – создает сложности в том, что это соглашение оказывается исключительно внутренним делом цедента и цессионария и может долгое время никак не проявляться вовне. О состоявшейся уступке может не знать ни должник (но его-то в этой ситуации закон защищает, признавая исполнение, которое он произвел до того, как узнал об уступке, в адрес прежнего кредитора надлежащим), ни иные лица, которым прежний кредитор имеет возможность уступить требование еще раз, а то и больше», – указал Александр Латыев.

Читать еще:  Согласие на выезд ребенка за границу

Руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Виктор Спесивов отметил, что позиция ВС РФ любопытна, так как, с одной стороны, подтверждает позицию Постановления Пленума ВС РФ № 54 о приоритете между цессионариями по дате заключения договора уступки и перехода права требования, а не по дате обращения в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве, но, с другой стороны, не предрешает разрешение спора по данному делу, прозрачно намекая суду кассационной инстанции, что он должен был и должен теперь проверить всеми доступными ему способами отсутствие злоупотребления правом со стороны первого цессионария, прежде чем производить замену стороны в деле. «Таким образом, ВС РФ допускает, что суд кассационной инстанции принял верное решение по делу, но недостаточно его мотивировал, хотя имел на это все полномочия. Самое важное, на мой взгляд, в рассматриваемом определении ВС РФ – это напоминание суду кассационной инстанции, что при рассмотрении заявлений о процессуальном правопреемстве у него имеются полномочия суда первой инстанции и потому он обязан принимать доказательства и разрешать ходатайства сторон по сути, не ссылаясь на ограничения в полномочиях при рассмотрении кассационных жалоб», – пояснил он.

Продам долг. Дешево

alt=» Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС» />  Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Эта история случилась в Новосибирской области. Там фирма пошла в суд с иском к некой гражданке, задолжавшей коммерсантам больше 864 тысяч рублей. Правда, истцы попросили добавить к этой сумме еще и госпошлину в 12 тысяч рублей.

Дело рассматривал Центральный районный суд Новосибирска и принял решение в пользу фирмы, присудив ей столько, сколько она попросила. Областной суд, недолго думая, это решение утвердил. Проигравшая ответчица дошла до Верховного суда РФ и там нашла понимание.

Фото: Илья Питалев/РИА Новости

Верховный суд РФ с местными решениями не согласился и встал на сторону должницы. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда разъяснила свою позицию, рассказав, где и как ошиблись их коллеги в регионе.

История этого иска началась еще в 2007 году, когда нынешняя ответчица взяла в банке кредит в 35 тысяч рублей под 25 процентов годовых. Срок действия подписанного ею кредита был "до востребования, но не позднее мая 2027 года". Спустя полтора года после подписания этого договора у самого финансового учреждения началась бурная личная жизнь — банк стал преобразовываться, потом сливаться с другим банком, потом, и не один раз, он поменял название. В 2013 году, судя по материалам дела, кредит клиентки, который на тот момент уже был с долгом, банк передал другому финансовому учреждению, к которому перешло и право требования долга. Интересно, но, судя по документам, банк, купивший долг, в тот же день передал его в некое ОАО, а это общество спустя буквально пару часов уступило долг гражданки одному ООО, а тот — второму ООО. Так в реестре уступаемых прав и появился договор нашей ответчицы. И с 35 тысяч рублей сумма долга выросла почти до 900 тысяч рублей, из которых половина суммы — основной долг, а остаток — неуплаченные проценты.

Решение районного суда было простым — ответчица "ненадлежащим образом исполняла обязательства по кредитному договору, права требования по которому были уступлены".

Апелляция с таким решением согласилась, подчеркнув, что согласие должницы на переуступку прав требования не нужно, так как "личность кредитора не имела существенного значения для исполнения должником обязательств".

Кроме того, областной суд сказал, что кредитный договор "не содержит условия, запрещающего передачу прав третьим лицам". Вот с такими выводами местных судов и не согласился Верховный суд РФ. Свои разъяснения он начал с Гражданского кодекса. В нем есть 382-я статья, в которой говорится, что право требования, принадлежащее кредитору, может быть передано другому лицу "на основании закона". Для такого перехода к другому лицу прав кредитора согласия должника не требуется, "если иное не предусмотрено законом или договором".

Фото: iStock

Потом Верховный суд перешел к материалам своего пленума, который рассматривал споры о защите прав потребителей (N 17 от 28 июня 2012 года). На пленуме было разъяснение — решая дела по спорам об уступке прав требований по кредитным договорам потребителей (физических лиц), суд должен учитывать следующее. В Законе "О защите прав потребителей" не предусмотрено право банка или иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности. Исключение — "если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении".

Вывод Верховного суда — действующее законодательство не исключает возможность передачи прав требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) другим лицам, у которых нет лицензии на банковскую деятельность. Но такая уступка допускается только в том случае, если подобное прописано в договоре между банком и его клиентом и обе стороны это согласовали, заключая договор.

Судя по материалам нашего дела, кредитный договор, который заключила гражданка с банком, не содержал положения о возможности переуступки прав по этому договору третьим лицам. По мнению высокой судебной инстанции, райсуд не учел, а областной суд не увидел, что разъяснения пленума Верховного суда применены в этом деле неправильно. Поэтому решения новосибирских судов отменены, и спор придется пересматривать заново.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector